< Попер   ЗМІСТ   Наст >

Социально-психологический аспект

Мы кратко охарактеризовали проблемы социологии старения, которая является существенной составной частью зарубежной социальной геронтологии. Другой ее частью является социальная психология старения. Здесь центральное место занимает проблема личности старого человека. В рассмотрение старого человека как личности входит очень большой круг вопросов, в том числе гигиена, психическое здоровье, обучаемость и пригодность к труду и многое другое, что сближает социальную геронтологию с психологией, педагогикой и медициной.

Важное место среди проблем этого направления занимает теория разобществления (disengagement), выдвинутая Дж. Розеном и Б. Ной-гартен (Rosen, Neugarten, 1960), Е. Камминг и В. Генри (Cumming, Нету, 1962). Эта теория предполагает "разрыв между личностью и обществом, уменьшение энергии личности и ухудшение качества оставшихся связей". Разобществление, по мнению Генри, представляет собой психосоциальное явление, объясняющееся как природными изменениями психологии стареющей личности, так и воздействием на нее социальной среды. Наиболее отчетливо этот процесс проявляется у людей в пенсионном или предпенсионном возрасте. Кроме прекращения трудовой деятельности и вследствие этого ухудшения материального состояния и падения социального престижа человек на этой стадии жизненного пути часто теряет родных и близких, отделяется от приобретших самостоятельность детей. Эта утрата прежних социальных ролей в совокупности с ухудшением состояния здоровья и спадом умственной деятельности ведет к нарушению сложившегося динамического стереотипа личности, к изменению ее мировоззрения и поведения. Явление разобществления выражается в изменении мотивации, сужении круга интересов и сосредоточении их на своем внутреннем мире (Cameron, 1967), в спаде коммуникабельности (Cumming, Henry, 1961) и др.

Социологи и социальные психологи направляют свои усилия на изучение семьи. К. Тиббиттс, Е. Фрииз, Д. Бромлей (Bromley, 1968) и многие другие рассматривают современную семью с точки зрения взаимоотношений генераций, обращая внимание на то, что традиционная патриархальная семья распадается, что старики - отцы семейства уже не играют прежней роли, что молодое поколение не нуждается в поддержке старого, а старое вовсе отходит от семьи, не выполняя роли дедушек и бабушек. Этот вопрос К. Тиббиттс (1963) специально выделил в своей статье "Социальные аспекты старения". Эмпирические данные, представленные Е. Фриизом 6-му Международному конгрессу социологов, также говорят об отделении старых людей от детей и внуков.

Процесс разобществления как раз и начинается с этого отделения. В социальных и психологических явлениях распада традиционной семьи заложены и "обратные связи" между старением личности и ее социальными характеристиками, о которых говорилось выше. Когда человек стареет, общество и в данном случае семья как общественная единица не предъявляет к нему никаких требований, отвергает его, тем самым лишает определенной роли, меняет статус. Человек, лишенный прежнего статуса, теряет активность, и процесс старения ускоряется. Это отвержение старых людей, которое исходит из потребности молодого поколения, служит одним из источников разобществления. Вторым источником является сам старый человек, который теряет коммуникабельность. Потеряв старые общественные связи, например родственные, дружественные и другие, он уже не в силах завязать новые. И третьим самым главным источником становится уход от дел, выход на пенсию.

Работая по найму, человек бывает связан так или иначе с другими людьми: начальник - подчиненный, напарник - сосед по станку, исполнитель - заказчик, продавец - покупатель и т. п. Теряя привычные деловые коммуникации, человек становится некоммуникабельным. Тяжело отражается на психическом здоровье человека не только уход от дел; но и переход на другой вид деятельности. Содержанием жизни человека, особенно пожилого, всегда бывает его семья и его окружающие. Люди чаще всего говорят друг с другом о семейных или трудовых делах; если нет семьи, нет места работы, человек некоторое время по инерции продолжает поддерживать старые связи, интересуется тем, что происходит с детьми, родственниками, что происходит на работе, потом эти связи становятся уже искусственными и постепенно прерываются. Количество поступающей к человеку информации уменьшается, круг его интересов сужается, падает и активность, в связи с чем ускоряется процесс старения.

Теория разобществления зародилась в США, эмпирические данные, характеризующие явление разобществления, получены в США главным образом Розеном, Хэвайюрстом и Ньюгартен, теоретический анализ этих и других данных принадлежит Камминг, Генри и другим.

В 1963 г. В. Генри, психолог из Чикагского университета, сделал доклад на заседании Американского психологического общества. Этот доклад выражает позиции автора и других социальных психологов относительно занятости и незанятости старых людей. Незанятость людей, вышедших на пенсию, самым непосредственным образом связана с разобществлением и рассматривается как особая и очень важная проблема. Доклад В. Генри (Henry, 1963) заслуживает особого внимания. В нем обсуждаются такие понятия, как досуг (свободное время) и занятость. Генри говорит, что часто ошибочно предполагают, будто мудрость и перспективы старых людей будут обусловлены досугом, в котором они нуждаются. Под досугом подразумевается, говорит Генри, ссылаясь на словарь Вебстера, "свобода от занятий или обязанностей". Если зрелый человек совершает полезное для общества дело, он должен быть занят. Следовательно, люди накладывают на себя определенные обязанности.

Незанятость, по мнению Генри, появляется у старых людей в результате уменьшения жизненной активности и энергии. Незанятость рассматривается как совокупный процесс, психосоциальное явление, которое объясняется как психологией данного индивидуума, так и воздействием на него общества, включающего или выключающего его из социальной жизни. Общество может возложить на старого человека обязанности. Но оказывается, что если общество не накладывает на старого человека обязанностей, то он не может тем не менее освободиться от обязанностей по отношению к самому себе, В связи с этим внешние социальные факторы поведения и его мотивы у старого человека отходят на второй план, а на первый план выходят внутренние его потребности. Старый человек таким образом интровертируется и начинает более всего любить себя, остается привязанным к самому себе.

У старого человека, как рассуждает В. Генри, меняется мотивация трудовой деятельности. Человек стремится к труду в послепенсионные годы уже не с целью содержать себя, а ради труда, который приобретает эмоциональную окраску. Старый человек анализирует свою работу только по отношению к самому себе, а не к общественной деятельности, как способность выполнять работу, как самооценку.

В. Генри отмечает далее тот факт, что старые люди делятся на три группы в зависимости от количества имеющейся у них психической энергии. Первая группа включает в себя тех, кто, чувствуя себя достаточно бодрым и энергичным, продолжает трудиться, выполняя определенные обязанности перед обществом, оставаясь на том же месте работы, где были в зрелые годы, - они заняты. Вторая группа включает тех, кто не работает по найму, не выполняет общественных обязанностей, а наслаждается своим собственным делом, которое называют хобби. Эти люди имеют достаточно энергии, чтобы тоже быть занятыми. И третья группа включает людей со слабой психической энергией, действительно не занятых или занятых главным образом собой.

Эмпирические исследования Ньюгартен (Мещаг1еп, 1964), проведенные в Канзас-Сити, обнаружили, что "занятость" не есть привилегия лишь зрелых людей, а "незанятость" не есть привилегия старых.

В заключение Генри делает такой вывод: занятость и незанятость представляют собой общие формы динамики психологии личности (например, свойственный подросткам эгоизм связан с незанятостью). "Освобождение" от занятости является внутренним процессом, и этот процесс в конечном счете становится неизбежным. По мнению многих, освобождение осуществляется во всех случаях жизни. Процесс освобождения зависит не от старости, говорит далее Генри, а от жизненного опыта, всего перенесенного в ранние этапы жизни, и не является признаком старости как таковой.

В. Генри пытается свой теоретический анализ эмпирических данных, которые он, к сожалению, не приводит, ввести в практику. Проблема занятости и незанятости поднята зарубежными социальными геронтологами, среди которых есть социологи, психологи и врачи, до уровня теории. Действительно, эта проблема заслуживает большого внимания и может рассматриваться с разных позиций.

Таким образом, В. Генри 1) раскрыл психологическое содержание самого понятия занятости; 2) показал специфику занятости старого человека с психологической точки зрения, особо выделив мотивацию занятости; 3) указал на общевозрастные черты этого явления; 4) выдвинул проблему занятости в ряд практических задач социологии.

Теория разобществления нашла сторонников и исследователей среди психологов и социологов других зарубежных стран. В частности, много места отводит ей английский ученый Д. Бромлей (Bromley, 1966). В своей книге "Психология старения человека" он обсуждает вопросы, связанные с разобществлением. Вторая глава этой книги начинается высказыванием американского социального геронтолога Р. Хэвайюрста, которого можно считать одним из основоположников теории разобществления. Р. Хэвайюрст пишет: "Говоря о личной и общественной приспособляемости, мы говорим о целях жизни в разном возрасте. Личное приспособление является своего рода внутренней гармонией, а общественное приспособление - гармонией с окружающим миром. Проблема геронтологии как науки состоит в том, чтобы понять эти гармонии, описать их объективно, измерить их, если это возможно, и установить их взаимоотношения и отношение к другим сторонам жизни человека". Связь с обществом в жизни человека, его направленность вовне - экстравертированность, переходит в его внутренний план - интровертируется, поэтому-то поддержание общественных связей и их утрата - разобществление - стали предметом изучения психологии личности вообще и ее возрастного аспекта в особенности.

Д. Бромлей ищет параллели между возрастом старения и возрастом юности: "Период жизни, связанный с ранним старением, разобществлением, с уходом со службы, можно сравнить с периодом наступления половой зрелости и юностью" (Bromley, 1968, с. 67). В эти периоды происходят глубокие биологические изменения (обычно более быстрые в юности) и такие же глубокие перемены в отношениях между индивидом и обществом. Д. Бромлей, давая характеристики каждому периоду жизненного цикла человека, выделяет, наряду с физиологическими и психологическими сторонами, и сугубо социальные. Предпенсионный возраст от 55 до 60 лет он характеризует как вершину некоторых социальных достижений и авторитета и в то же время частичное разобществление от профессиональных ролей и общественных обязанностей. Возраст 70 лет он считает тем возрастом, когда возникает "зависимость, полное разобществление..." (Bromley, 1966).

Наряду с общей характеристикой возраста Д. Бромлей, подобно В. Генри, указывает на индивидуальные различия в разобществлении. Некоторые старые люди упрямо сопротивляются давлению, ограничивающему их жизненное пространство. Некоторые из них отказываются уходить на пенсию до тех пор, пока их не заставляет это сделать плохое здоровье. Некоторые умирают такими, какими они жили, активными и деятельными. Некоторые отказываются принять совет, даже когда он дается из лучших побуждений и согласуется с их собственными интересами, если этот совет означает отказ от деятельности, которая занимает центральное место в их жизни, и т. п. Нельзя не отметить тот факт, что выдающийся румынский биолог, эндокринолог и геронтолог К. Пархон (1959), рассматривая типы высшей нервной деятельности стариков, наряду с физиологическими характеристиками (ослабление возбудительного и тормозного процессов, нарушение подвижности и др.) дает чисто социальные характеристики этим типам. Например, как указывает К. Пархон, сильный уравновешенный тип характеризует стремление создавать эффективные общественные связи, следовательно, имеется тенденция, направленная против разобществления. Признаком силы является наличие коммуникабельности. Сильный же неуравновешенный тип благодаря вспыльчивости, сварливости, отсутствию самообладания делает общение с ним затруднительным для других людей, и потому образуется разобществление.

Большое значение Д. Бромлей придает половым различиям в протекании старения человека, он указывает на специфику процесса разобществления у женщин и у мужчин. Это представляет безусловный интерес, тем более что такого подхода к разобществлению и занятости у В. Генри мы не обнаружили. Д. Бромлей говорит, что у женщины разобществление тоже имеет место. Однако ее задача может быть проще, так как она, даже будучи одинокой, должна приспосабливаться к неожиданному уходу на пенсию. Женщина в разное время выполняет роль дочери, матери, бабушки, жены или родственника. Ее положение существенно зависит от структуры семьи, для мужчины же более существенны перемены в положении на службе и финансовом обеспечении, в статусе и др. (Bromley, 1966) . Д. Бромлей подробно останавливается на жизненной позиции одиноких и семейных женщин, работавших прежде или занятых только семьей. Так же как и американские социальные геронтологи, он уделяет внимание специфике семейных отношений как источнику разобществления.

Уход на пенсию рассматривается Д. Бромлеем специально. Прежде всего указывается на то, что оплаченная работа играет большую роль в жизни человека, определяет его социальную роль. Он обращает внимание на то, что человек готовится к уходу на пенсию заранее, обдумывает, как он будет адаптироваться к новым условиям своего существования. Таким образом, Д. Бромлей, так же как и американские социальные геронтологи, выдвигает проблему адаптации старых людей как одну из важнейших социологических и социально-психологических проблем. Адаптация, очевидно, как говорит Р. Хэ-вайюрст, связана с восстановлением нарушенной внутренней гармонии из-за нарушения взаимосвязей личности с внешней социальной средой. Очень важно для старого человека, не раз говорит Д. Бромлей, чтобы уход на пенсию не был резким, неожиданным. Резкое изменение социального статуса человека, лишение прежних общественных ролей, авторитета, лидерства может привести к нарушению психического здоровья. Подобного рода перемена в жизни становится стрессовой ситуацией, способной вызвать тяжелое психическое расстройство. Понятно поэтому, что в этом случае гериатрия смыкается с социальной геронтологией, входя в нее как составная часть.

Старческие психозы рассматриваются Е.С. Авербухом (1969) как психические заболевания, которые возникают не только в результате сердечно-сосудистой недостаточности, свойственной старости, но и не в меньшей мере в результате изменения в социальной жизни старого человека: в семье, на работе и т. п. Вопрос о старческих психозах должен быть предметом для специального рассмотрения, здесь мы его касаться не будем. Этот вопрос тесно связан с социальной гигиеной, от которой в соединении с гериатрией выделялась новая научная область под названием герогигиена. За рубежом герогигиена разрабатывается в комплексе с социальной геронтологией.

К проблеме занятости и связанной с ней проблеме разобществления примыкает и проблема досуга старых людей, которая рассматривается в качестве самостоятельной. В связи с уходом от дел, выходом в отставку у старых людей возникает большой резерв свободного времени -досуг. Они могут быть заняты семейными и общественными делами, сохранять в какой-то степени свой прежний социальный статус, но у них есть свой досуг, который должен быть заполнен приятными, интересными делами. Небезынтересным является тот факт, что многие люди современного буржуазного общества считают работу ради работы чем-то зазорным, лишающим их свободы. Такой взгляд можно проиллюстрировать высказыванием уже упомянутого нами американского социального психолога и геронтолога Р. Хэвайюрста (Havighw'st, 1964), считающего, что человек во всех цивилизованных странах живет под властью работы как необходимости, которая лежит на нем как железное ярмо. Достоинством XX века Хэвайюрст считает технику, высвобождающую для человека все больше свободного времени. В связи с этим встает вопрос о наиболее продуктивном использовании свободного времени. Он считает, что формула детство - учеба, взрослость - работа, старость - покой должна быть пересмотрена так, чтобы эти три вида деятельности имели место в любом возрасте. Люди не знают этого искусства, пишет Р. Хэвайюрст, выйдя в отставку они вместо того, чтобы заняться учебой и игрой, ищут себе новую работу. В заключение он пишет, что от умения использовать свободное время будет зависеть, полезна или бесполезна жизнь старого человека, приятна она или неприятна.

Подобный взгляд на досуг осуждает английский писатель С. Моэм (1874-1965 г. г.). Герой его новеллы "Праздный мечтатель" говорит: "Досуг! Если бы люди понимали, что это такое! Это самое ценное, что может иметь человек. Но люди так глупы... Они работают ради работы. У них не хватает ума понять, что единственной целью всякой работы является досуг". Для укрепления своего кредо Т. Уилсон, герой новеллы, обращается к мифу о двух городах Сибарисе, где люди, не трудясь, наслаждались жизнью, и Кротоне, где жили смелые и трудолюбивые люди. Воины из Кротона уничтожили Сибарис и его жителей, воины из другого города уничтожили Кротон и кротинян. По мнению Т. Уилсона, результат был одинаков, и это укрепило его желание жить среди прекрасной природы Капри без труда. Автор новеллы С. Моэм так ее построил, чтобы наказать своего героя за стремление 25 лет своего зрелого возраста жить праздно, расслабляя свою волю. Несчастный Т. Уилсон, герой новеллы, последние годы своей жизни, не имея силы воли покончить с собой, оставшись без средств, походит скорее на животное, чем на человека: он сходит с ума.

Проблема досуга - значительная социальная проблема, поэтому она нашла свое отражение в художественном произведении большого мастера слова. Советскому читателю полезно ознакомиться со взглядами на досуг прогрессивных писателей и общественных деятелей, а также и тех, кто не разделяет их взгляды, т. е занимает чуждую нам идеологическую позицию. Интересно то обстоятельство, что герой новеллы С. Моэма и крупный американский психолог Р. Хэвайюрст говорят одно и то же. Общественно значимый труд они считают бременем, в то время как не только марксисты, но и не являющиеся марксистами прогрессивные ученые и общественные деятели видят в труде основную потребность человека, в которой он в первую очередь черпает радость.

Александрова М.Д. Проблемы социальной и психологической геронтологии / М.Д. Александрова. - Л.: ЛГУ, 1974. - 135 с.

 
< Попер   ЗМІСТ   Наст >