< Попер   ЗМІСТ   Наст >

Взаимосвязь социального и экономического в анализе К. Марксом социальной структуры

Взаимосвязь экономического и социального в творчестве К. Маркса нашла свое наиболее яркое воплощение в анализе капитализма и его социальных образований, прежде всего социальной структуры данного типа общества. Вообще из всех этапов общественного развития наиболее глубоко оказался рассмотренным именно капитализм, которому был посвящен основной труд Маркса — "Капитал".

Он анализирует проблемы социальной структуры капиталистического общества, исходя из его экономической характеристики и противоречий, ему присущих. Социальная структура этого общества рассматривается им в двух ракурсах — широком и узком. В первом — это система устойчивых связей и отношений между основными сферами общественной жизни, это система взаимосвязанных форм деятельности людей, социальных групп (классов), организаций и институтов. В узком ракурсе социальная структура — это выявленные Марксом в обществе различные группы и связи между ними. Причем главными из групп он считал классы, а среди последних — пролетариат, капиталистов и земельных собственников.

В основу разделения общества на классы был положен основной экономический принцип — владения собственностью на средства производства и источника получения доходов. Именно этот фактор оказывает, по мнению Маркса, решающее воздействие на все стороны общественной жизни. Стало быть, социальная структура общества является в своей основе достаточно жестким слепком с экономической структуры.

В этой связи в "Капитале" читаем: "Собственники одной только рабочей силы, собственники капитала и земельные собственники, соответственными источниками доходов которых являются заработная плата, прибыль и земельная рента, следовательно, наемные рабочие, капиталисты и земельные собственники образуют три больших класса современного общества, базирующегося на капиталистическом способе производства"*17. Понятно, что различия между этими классами в данном контексте выступают как различия экономических источников доходов: труд — заработная плата, капитал -прибыль, земля — земельная рента.

*17: {Маркс К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25. Ч. 2. С. 457.}

В ходе анализа социальной структуры капиталистического общества основное внимание уделялось пролетариату — классу, который интересовал Маркса гораздо больше, чем всякий иной, поскольку именно с его приходом к власти, с его исторической миссией он связывал будущее человеческого общества.

Рабочий класс явно им идеализировался, особенно тогда, когда он провозгласил интересы пролетариата масштабом и гарантом общественного прогресса и истинности социального знания. Конечно, здесь сыграли роль и политические пристрастия, которые помешали объективному анализу реальной роли пролетариата.

Характеризуя положение классов в условиях капитализма, Маркс не мог не поставить проблему класса вообще, его универсального и обобщающего понятия. Тем не менее, странно, что он нигде так и не дал исчерпывающего определения класса, хотя подошел к нему вплотную. Что же такое, по Марксу, класс?

Общественный класс представляет собой, прежде всего большую группу людей, занимающую определенное место в процессе производства. Он характеризуется тем или иным отношением к средствам производства (владеет собственностью на них либо нет), схожими экономическими условиями, общностью деятельности, интересов, способов мышления, образа жизни, образования. Эти идеи были выдвинуты Марксом в "Манифесте Коммунистической партии", а также в работе. "Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта": "Поскольку миллионы семей живут в экономических условиях, отличающих и враждебно противопоставляющих их образ жизни, интересы и образование образу жизни, интересам и образованию других классов, — они образуют класс"*18. В других работах, и это очень важно отметить, Маркс подчеркивал, что для выделения класса необходимо осознание его представителями единства, ощущение отличия от других общественных классов и даже враждебности по отношению к ним.

*18: {Маркс К. Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 8. С. 208.}

Следовательно, класс в строгом смысле слова не совпадает с любой общественной группой. Помимо общности интересов и образа жизни, он предполагает осознание этой общности вначале в национальных (а затем и в интернациональных) рамках и волю к совместным действиям. Например, промышленные рабочие ведут образ жизни, предопределенный их судьбой в буржуазном обществе. Они осознают общность своих интересов, свой антагонизм по отношению к другим классам, прежде всего к буржуазии. Таким образом, они составляют в полном смысле слова общественный класс.

Эти положения теории класса Маркса не вызывают возражений и вопросов, когда речь идет о XIX в. Но так ли это сейчас? Не изменилась ли ситуация во второй половине XX в.? Насколько ощущают себя классом, враждебным буржуазии, рабочие в западных странах на рубеже XX—XXI вв.? Готовы ли они, так же как 150—100 лет назад, отстаивать свои интересы, да еще и оружием в руках? Многие из этих вопросов кажутся сегодня риторическими.

Есть ряд положений Марксовой теории классов, с которыми полемизировали и продолжают это делать социологи середины и второй половины XX в. Некоторые из них полагают, что Маркс ставит знак равенства между восхождением буржуазии и восхождением пролетариата. Буржуазия развивала производительные силы в Лоне феодального общества, пролетариат делает это точно также в лоне капиталистического общества. Однако, считает, например, Р. Арон, буржуазия была привилегированным меньшинством, тогда как пролетариат является не привилегированным меньшинством, а совсем наоборот—огромной массой людей без всяких привилегий. Он не создает новых производительных сил или производственных отношений в недрах капиталистического общества, поскольку рабочие — это исполнители в системе производства, управляемого либо капиталистами, либо специалистами [Арон. 1993. С. 198]. Поэтому, полагает Арон, уподобление восхождения пролетариата восхождению буржуазии с точки зрения социологии ложно [Там же. С. 199].

Вряд ли можно согласиться с представленной выше позицией ряда западных социологов (в том числе и Арона). Конечно, разница между двумя типами классового "восхождения" существует. Однако нельзя считать, что рабочий класс не принимает участия в создании новых производительных сил и — тем более — производственных отношений. Дело в том, что, по определению, производительные силы и производственные отношения (категории, обоснованные и введенные в широкий научный оборот Марксом) имеют "двуклассовый" или "межклассовый" характер. Они не могут в реальности создаваться только одним классом. Можно спорить о "вкладе" буржуазии и пролетариата в процесс их формирования, о том, как это делается, какие механизмы используются в данном процессе. Одно очевидно: новые производительные силы и производственные отношения никогда не могут быть следствием деятельности лишь одного класса.

Как уже отмечалось, Маркс стремился к глубокому и конкретному изучению реальных социальных образований, прежде всего рабочего класса, интересовавшего его как революционера, идеолога этого класса гораздо больше, чем иные элементы социальной структуры общества. В конце концов, он подошел к необходимости конкретно-социологического исследования пролетариата, о чем свидетельствует составленная им "Анкета для рабочих" (к сожалению, опрос по ней не был проведен). В ней 99 вопросов, которые можно объединить в четыре группы: 29 вопросов первой группы направлены на получение информации об условиях работы, использовании детского труда, об охране труда рабочих и др.; 16 вопросов второй группы дают возможность узнать о продолжительности рабочего дня взрослых и детей, о возможности работающих детей учиться; 36 вопросов третьей группы касаются отношения рабочих к предпринимателям, системы оплаты труда и уровня зарплаты, проблем бюджета семьи, обеспечения в старости; 18 вопросов четвертой группы направлены на получение информации об организациях рабочих, профсоюзах, стачках и их целях, отношениях правительства и предпринимателей к рабочим [Маркс, Энгельс. Т. 19. С. 233—240].

Конечно, с точки зрения сегодняшнего состояния социологии нетрудно увидеть методическое несовершенство этого инструмента (по существу, все вопросы открытые, т.е. не предполагают возможных вариантов ответов, а сами ответы полностью записываются опрашиваемыми либо интервьюерами; многие вопросы задаются "в лоб" и т.д.). Однако не следует забывать, что во времена Маркса методика и техника конкретного исследования были совершенно не разработаны. С этой точки зрения имеет смысл говорить скорее не о недостатках, а о достижениях ученого в данной области. Собственно, в таком качестве выступает уже сама попытка использовать социологический инструмент для получения конкретных данных о рабочем классе. Аналогичными могут быть суждения, касающиеся исследования им отчетов заводских инспекторов, предпринятого в "Капитале". Конечно, анализ положения рабочего класса и способов, использованных для достижения этой цели в трудах Маркса, не мог не оказать положительного влияния на дальнейшее развитие конкретных социологических исследований.

Говоря о значении творчества Маркса для последующего развития социологической науки, имеет смысл обнаружить не только принципиальные методологические подходы к трактовке общества, его экономических, социальных, идеологических институтов, классовой и иной структуры и т.д., но и постановку, и анализ конкретных явлений и процессов, имеющих выраженный социологический характер. В качестве образца (примера) можно рассмотреть Марксов анализ проблем образа жизни и социального (рабочего и свободного) времени.

 
< Попер   ЗМІСТ   Наст >