< Попер   ЗМІСТ   Наст >

В. А. Моляко. Психология творческой деятельности

<...>Творчество, творческая деятельность является одним из главных определителей человеческой сущности. Именно способность к творческой деятельности характеризует человека, подчеркивает превосходство и своеобразие его психики. Только человек смог внести изменения в жизнь Земли, создать города, плотины, каналы, самолеты, заводы, космические корабли и т. д. Только человек смог создать музыку, книги, скульптуру, картины, кинофильмы, театральные постановки. И все это благодаря творческой деятельности. <...>

Можно без особого преувеличения сказать, что сего дня творчество становится необходимым инструментом профессионального и обыденного существования. Творчество нужно и для создания новых аппаратов, и для предвидения, и для планирования, и для наиболее успешного решения задач человеческого быта. <...>

Что же, собственно, представляет собой творчество? В чем его сущность?

Хотя единого определения творчества пока еще нет, но понятие о нем сложилось достаточно определенное. Творчество - это такая деятельность человека, в результате которой создается что-то новое, до того еще не существовавшее. Например, новая картина, новая поэма, новый кинофильм, новый станок. <...>

Другими словами, творчество - это создание нового в различных планах и масштабах, как материально закрепляемого, так и материально не закрепляемого. Соответственно все это отражается и на субъективном переживании человека, занятого творческой деятельностью.

В общей структуре творческой деятельности, рассматриваемой, как системе, можно выделить несколько основных подсистем. Это - процесс творческой деятельности, продукт творческой деятельности, личность творца, среда и условия, в которых протекает творчество. <...>

Общая структура творческой личности

<...> Л. И. Божович связывает понятие личности с уровнем общего развития человека: "Человек, являющийся личностью, обладает таким уровнем психического развития, который делает его способным управлять своим поведением и деятельностью, а в известной мере и своим психическим развитием... У человека, достигшего того уровня психического развития, когда его можно назвать личностью, все психические процессы и функции, все качества и свойства приобретают определенную структуру. Центром этой структуры является мотивационная сфера, в которой имеются доминирующие мотивы, определяющие иерархическое строение этой сферы".

Придерживаясь в общем такого определения, мы все же склонны полагать, что мотивационная сфера является одним из центров, определяющих структуру личности, другими центрами можно считать познавательную и эмоционально-волевую сферу, а эпицентром - сознание как вершину всей личностной системы, покоящейся на биофизиологическом (темперамент, задатки и пр.) и социальном фундаменте (общественные отношения, общение, направленность личности и т. д.).

Личностный подход, очевидно, должен в полном соответствии с системным подходом трактовать личность как преломление внутренних условий и внешних воздействий. <...>

Психологические особенности процесса творческой деятельности

<.. .> Психологическая структура процесса творческой деятельности, как показывают многочисленные исследования в общем является инвариантной, типичной.

Процесс творческой деятельности можно логически представить следующим образом:

  • 1) возникновение проблемы (постановка задачи),
  • 2) подготовка к решению,
  • 3) формирование замысла,
  • 4) воплощение замысла,
  • 5) проверка и доработка.

Представленные этапы можно назвать по-другому, да и само число этапов можно увеличить или уменьшить, но в принципе творческий процесс характеризуется именно такой структурой. Рассмотрим подробно реальный творческий процесс на примере деятельности конструктора. <...>

Первое условие: конструктор должен быть потенциально готов к решению новой задачи, то есть он должен обладать определенным запасом знаний и умений, без которых просто невозможно приступать к решению. Переход от изучения поступившего технического задания к постановке задачи во внутреннем (психическом) плане может осуществиться именно благодаря тому, что конструктор поймет задание, требования, которые в нем содержатся и одновременно оценит (пусть не всегда это проступает для него самого с достаточной очевидностью) свои возможности. <...>

Дело в том, что уже первый цикл в деятельности - процесс изучения и понимания технического задания - является психологически весьма важным для всего последующего решения. Именно в это время происходит предварительное прогнозирование. Его сущность заключается в том, что путем актуализации имеющихся в распоряжении у конструктора эталонов, он во многом грубо, упрощенно, но все же включает новую, еще неопределенную конструкцию в "среду" этих эталонов, делает черновую прикидку. Так или иначе, но уже предварительная оценка помогает сориентироваться, интуитивно почувствовать возможное решение. У конструкторов при этом основное внимание обращается на структурные и функциональные признаки технических систем и их элементов. <...>

Но конструктору необходимо сознательно определить все это для самого себя, так сказать, задать задачу себе самому, а не воспринимать ее как нечто постороннее, существующее вне его. <...>

А потом приходит главное. И это главное - сформирование замысла, проекта будущей машины.

Тут-то и начинается основное в творчестве.

Конструктору нужно получить достаточно определенное представление о том, какой именно будет будущая машина. Ему нужно уяснить, вообразить, из каких главных частей она будет состоять, как эти части будут соотноситься между собой, как будет работать, функционировать машина в целом или, по меньшей мере, ее основные части. Более того, ему нужно заодно и наметить основной путь создания такой машины. Все это вместе и представляет замысел. <...>

Это достаточно типичный пример деятельности в период созревания замысла. Важно отметить активную работу мысли конструктора, его постоянную нацеленность на искомую конструкцию, роль пространственного воображения, большое значение графической деятельности, в стимулировании поисков. Разными путями могут идти конструкторы к построению замысла. <. >

Психологический механизм становления замысла в такой интерпретации выглядит так: выделение ориентиров в условии; поиск приложимых к ориентирам технических признаков; сравнение технических признаков с признаками, содержащимися в ориентирах; принятие решения о приемлемости или неприемлемости конкретной структуры или функции. <...>

В одном из исследований мы получили данные относительно частоты проявления структурного, функционального и комбинированного, как мы условно называли, путей формирования замысла при решении задач на проектирование кинематических систем профессиональными конструкторами. Оказалось, что у профессиональных конструкторов структурные пути формирования замысла составили примерно 31%, функциональные - 23%, комбинированные - 46%. <...>

Из сказанного должно быть понятно, что конструкторский замысел в зависимости от каждого отдельного случая (сложность и новизна задачи, знания и опыт конструктора и пр.) может формироваться у субъекта более или менее быстро, может быть более или менее емким по содержащейся в нем информации. Практически это выглядит так: в одних случаях замысел - это понимание - догадка, когда изучение условия задания сливается с представлением о структурно-функциональных признаках будущей конструкции. <...>

Но при решении сложных творческих задач формирование замысла чаще всего сопряжено с длительными поисками. Конструктор переходит от одного замысла к другому, вновь возвращается к какому-то прежнему предположению и т. п. Точно так же различной бывает и полнота замысла. Один конструктор считает достаточным смутное представление о структуре для начала ее "монтажа" в контексте условия задачи. Для другого необходимо составить вполне определенное, ясное представление об основных параметрах гипотетической конструкции (ее общей структуре, размерах, функциональных признаках основных блоков и т. д.), и только тогда он принимает решение о ее соответствии и возможности реализации. Вариации здесь бесчисленны, но как бы там ни было, конструкторский замысел должен содержать представление о цели проектирования как о структурно-функциональном комплексе, что уже само по себе предполагает некоторый план поисковых и преобразовательных действий. <...>

Так, аналитический подход к системе уже сам по себе предполагает достижение ряда промежуточных целей, а лишь потом их "суммирование". Таким образом, если формирование замысла фактически начинается с ознакомления с условием задачи, с понимания условия, то его окончание следует отнести именно к моменту появления у конструктора субъективной уверенности в адекватности намечаемой конструкции требованиям условия. Появление такой уверенности мы считаем моментом, знаменующим окончание формирования замысла как самостоятельного этапа в решении задачи. <...> переход к проверке замысла, к попытке его реализовать следует рассматривать как качественно новую стадию в решении, как переход от гипотетического формирования стратегии решения к ее практическому осуществлению.

Идея решения новой задачи приходит после более или менее длительного целенаправленного поиска, который можно охарактеризовать как переход от "первичных" образов, понятий, мыслей к стратегии, воплощающей в себе и представление о структуре, и о функциональных качествах искомой конструкции, и о самом способе решения задачи - способе построения определенной конструкции.

Разумеется, важно ответить на вопрос, чем детерминирована такая трансформация. "Внешнюю" детерминацию нужно искать в первую очередь в том, какие требования предъявляются к результатам решения конструкторской задачи - к самой разрабатываемой конструкции, поскольку именно наличие у конструкторов четких и определенных представлений о конечном объекте их деятельности во многом определяет стратегию проектирования этого объекта, направленность поиска. <...>

Объективные требования и закономерности, связанные с созданием каждой новой конструкции, предопределяют тем самым и специфику психологической деятельности, направленной на решение конструкторской задачи, в том числе и на стадии формирования замысла.

Нельзя также упускать из виду то обстоятельство, что конструкторам необходимо учитывать не одни только структурно-функциональные особенности механизмов, а также и технолого-экономические, эксплуатационные, эстетические. Правда, на стадии формирования замысла учет этих факторов редко является существенным; как правило, их учитывают позже - при уточнениях, внесении поправок и т. п. <...>

Согласно нашим предположениям, замысел рассматривался как образ-идея, которая складывается в воображении конструктора вследствие определенных умственных действий. Эта образ-идея должна предопределять направление дальнейшего решения задачи, способствуя тем самым составлению определенного плана действий. Однако замысел, хотя он и содержит в себе какую-то часть решения задачи (в каком-то смысле образ-идея есть не что иное, как незавершенный вариант решения), все же является в большей степени гипотезой, предположением, которое в процессе дальнейшего решения может не реализоваться. При решении новых творческих задач первоначальный план решения нередко очень общ, он может меняться после каждого мыслительного "шага" в направлении конкретизации замысла. В таких случаях он предопределяет лишь общее направление, способствует составлению общего плана дальнейших действий. <...>

<...> Возвращаясь к психологической сущности и структуре замысла при решении конструкторских и других задач, мы должны, по-видимому, в первую очередь сделать ударение на его регулирующей функции во всем процессе решения задачи. Если понимание условия задачи является необходимым для построения замысла, то точно так же замысел необходим для решения, для поиска в конкретном, а не в "любом" направлении. Когда решающий не в состоянии представить ни будущей конструкции, ни даже промежуточных ее вариантов, тогда его деятельность, если он ее все же предпринимает, носит почти алогический характер. Значит, одна из основных функций замысла - создание направления в решении, целенаправление и целеобразование, поскольку гипотетическая конструкция (структура), создаваемая конструктором, и является для каждого конкретного случая конечной целью решения. Из этой функции замысла вытекают и другие, связанные с организацией информации, реализацией стратегии решения, эвристики и др. По форме, как мы это отмечали, конструкторский замысел может быть разнообразным, особенно это касается начальных стадий решения; замысел может зарождаться в виде зрительного образа (его полнота и четкость бывают различными), вербализованного понятия о структуре или функции, в комбинированном виде (образ-понятие).

Сам процесс формирования замысла включает такие этапы, как изучение и переформулирование исходного условия задачи, выделение в новой задаче конкретного звена, умственный эксперимент по поиску соответствующих структур и функций, перенос структурно-функциональных комплексов в новое условие, проверка их соответствия, определение в общих чертах пути достижения нужного эффекта, нужного механизма и т. п. <...>

Разумеется, замысел решения необходимо рассматривать в контексте всего решения, поскольку его выделение в отдельный этап, стадию, так же, как, скажем, выделение понимания условия, реализации стратегии, весьма условно, а главное, не имеет психологического смысла: решение задачи, если речь идет о новой задаче, представляющейся для субъекта творческой, не состоит из цепи этапов, как это можно наблюдать при реализации алгоритма решения, а представляет собой очень сложное взаимопроникновение и взаимопереплетение этих трех основных "пиков" решения. <...> Стратегия - это генеральная программа действий, главное направление поиска и разработки, подчиняющее себе все остальные действия и блоки действий. <...>

Вообще-то в психологии можно по-разному подходить к классификации стратегий. <...>

Одни предпочитают реализовать стратегию поиска аналогов, другие чаще используют стратегию комбинаторных действий. Но бывает обусловленность и самим конкретным условием задачи.

Моляко В.А. Психология творческой деятельности. - К.: "Знание", 1978. -46 с.

 
< Попер   ЗМІСТ   Наст >