< Попер   ЗМІСТ   Наст >

Акцентуированная личность — субъект анормативного поведения

Субъективная податливость или, напротив, сопротивляемость личности логике асоциальных воздействий зависит от ее морально-психологических качеств и особенностей. Наиболее уязвимы в этом отношении так называемые акцентуированные личности. Акцентуация характера представляет собой крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезвычайно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим. То есть акцентуация — это своего рода "ахиллесова пята" личности, поскольку она создает внутреннюю предрасположенность к тем или иным поведенческим отклонениям от нормативных образцов.

Как достаточно типовое характерологическое усложнение в духовно-нравственных структурах личности, акцентуация не является разновидностью социально-психологической патологии. Тем не менее она существенно осложняет процесс социализации, вносит в его динамику дополнительные противоречия мо- тивационного и поведенческою характера. У каждого типа акцентуации имеются свои специфические особенности, сказывающиеся на моральном облике личности, на ее отношении к людям, социальным ценностям и собственному "Я".

Результаты исследований показывают, что в возрасте 14—15 лет наличие отчетливо выраженных акцентуаций наблюдается у 53 % подростков, а при достижении 16—17 лет — у 62 %. Среди молодых правонарушителей этот процент значительно выше и может достигать 87 %.

Обозначим характерные особенности тех видов акцентуаций, которые в наибольшей степени предрасполагают индивидов к девиациям, деликтам и преступлениям.

Конформный тип:

  • а) Преобладание поведенческих реакций адаптивно-приспособительного характера. Постоянная готовность подчиняться давлению обстоятельств, мнению большинства, силе, авторитету. Неспособность противостоять внешнему давлению. Стремление избегать конфликтов. Постоянная установка на то, чтобы поступать и думать "как все", где "все" — это прежде всего ближайшее окружение. Способность при попадании в дурную среду быстро утрачивать положительные качества. Податливость искушающему воздействию алкоголя, наркотиков, преступного сговора.
  • б) Шаблонность и консерватизм мышления, приверженность господствующим догмам и привычным стереотипам, неспособность к инициативе, новаторству, творчеству. Негативное отношение к социальным инновациям.
  • в) Некритичность восприятия, готовность верить самым нелепым рассказам и слухам, а затем выступать в роли их разносчика.
  • г) Склонность к сугубо внешнему благонравию; отсутствие искреннего стремления к самопознанию и самосовершенствованию.

Психастенический тип:

  • а) Замкнутость, необщительность, боязнь условий повышенной ответственности, стремление избегать ее любыми путями вплоть до использования алкоголя, наркотиков и суицидных попыток.
  • б) Слабая развитость адаптивных свойств и способностей, робость перед всем новым, неизвестным, неожиданным, страх перед ситуациями, требующими самостоятельного морального выбора. Тревожная мнительность по отношению к будущему.
  • в) Склонность к малопродуктивным рефлексивным "самокопаниям", сопровождающимся чаще всего неадекватностью, ошибочностью самооценок.
  • г) Податливость нажимам грубой силы, способность превращаться в покорных исполнителей чужой злой воли.
  • д) Потребность в психологической поддержке извне, со стороны.

Неустойчивый тип:

  • а) Безволие и пассивность, преобладание адаптивных поведенческих реакций над контрадаптивными, готовность подчиняться силе внешних обстоятельств.
  • б) Неразвитость способности к сложной целеполагающей деятельности, равнодушие к собственному будущему, склонность жить преимущественно настоящим, сиюминутными настроениями и потребностями.
  • в) Преобладание гедонистических установок в их наиболее примитивных и вульгарных формах, тяготение к праздному времяпрепровождению.
  • г) Нежелание нести груз каких бы то ни было социальных обязанностей. Отсутствие трудолюбия, упорства в достижении положительных, социально значимых целей. Неспособность получать удовольствие от труда. Постоянство стремлений к уклонению от работы и ответственности.
  • д) Моральная ненадежность, отсутствие чувства долга, высоких принципов, убеждений. Общая бедность духовных потребностей и интересов.
  • е) Неспособность к устойчивым привязанностям, равнодушие к дружеским и родственным отношениям, склонность оценивать их прежде всего с утилитарно-прагматических позиций.
  • ж) Низкая моральная сопротивляемость перед лицом жизненных испытаний, склонность к эскапистскому реагированию на них.

Истероидный тип:

  • а) Склонность к демонстративно-эпатажным формам социального поведения, внешним эффектам, эксцессам, конфликтам, скандалам, пристрастие к позерству, самоукрашательству, "косметической лжи", мифотворчеству, фантазированию о собственных, часто мнимых, похождениях, успехах и победах.
  • б) Выраженный эгоцентризм, потребность в постоянном внимании окружающих: "Пусть хоть ненавидят, но только бы не были равнодушны ко мне".
  • в) Экстравертированная эмоциональность, экспансивность сочетается с малой глубиной внутренних переживаний.
  • г) Преобладание гедонистических ориентации на безделье, иждивенчество, шумную, легкую, "красивую" жизнь.
  • д) Чуткость к мнению окружающих о себе сочетается со слабой развитостью способности к моральной саморегуляции.
  • е) Склонность к поведенческим реакциям анархического толка, способность легко вспыхивать, обострять ситуацию, превращать ее в конфликт, становиться во главе спонтанных групповых выступлений и столь же быстро остывать, отступать перед неожиданными препятствиями и перед теми, кто оказывает твердое сопротивление.
  • ж) Стремление к авторитарно-престижному положению в социальной группе и отсутствие многих необходимых для этого качеств.
  • з) Потребность иметь кумиров и подражать им.
  • и) Отсутствие упорства в достижении поставленных целей, слабость волевых качеств, склонность при неудачах впадать в отчаяние, глубокую депрессию.

Эпилептоидный тип:

  • а) Возбудимость, импульсивность, способные переходить в агрессивность и ярость.
  • б) Эгоизм, властность, неуступчивость. Жажда лидерства, оборачивающегося прямым деспотизмом по отношению к тем, кто попал под его влияние и зависимость.
  • в) Преобладание состояний длительных дисфории, мрачности, хмурости, когда медленно накипает злобность и одновременно желание сорвать ее на ком-нибудь.
  • г) Наличие садистских наклонностей, готовности мучить слабых, младших, новичков. Безразличие к беспомощности противника. Безжалостность и жестокость в столкновениях, стычках, драках. Склонность терять самообладание, а затем очень долго остывать от приступов агрессивной ярости.
  • д) Прагматизм, отсутствие сентиментальности и застенчивости. Ориентированность на достижение конкретных, осязаемых благ, неприязнь к пустым мечтаниям, тяготение к поиску возможностей легкого обогащения. Расположенность к азартным играм и острым ощущениям.
  • е) Наполненность жизненного пути поведенческими отклонениями и регулярными конфликтами с окружающими.

Указанные типы акцентуаций обостряют внешние коллизии и внутренние мотивационные конфликты, предрасполагают индивидов к анормативным социальным акциям.

Социальные функции анормативности

Отклонение от должного, образцово нормативного поведения, — это, по существу, демонстрация той степени свободы, которой обладают элементы данной системы в ее пределах. Градация ступеней степени свободы может быть достаточно внушительной: от слабых, едва заметных, совершенно безобидных, не вызывающих у общественности сколь-нибудь серьезных опасений, как, например, в сфере моды, до значительных и крайне опасных, обретающих вид преступлений.

Если нормативное поведение обеспечивает стабильность, устойчивость социальной системы, то функции всех проявлений анормативности заключаются в том, чтобы обеспечивать изменчивость системы. Как источники возмущений, как очаги возмущающего поведения, аномалии вносят в социальную систему внутреннюю напряженность, разрушают привычные социальные стереотипы, выдвигают наборы новых поведенческих и мировоззренческих стереотипов, стимулируют процесс переоценки ценностей.

Нормативные и анормативные формы поведения дополняют и взаимоуравновешивают друг друга. В социальном пространстве между образуемыми ими полюсами бурлит "живая жизнь" общества, рутинная повседневность перемежается с проявлениями благородства и низости, с подвигами и преступлениями. И оказывается, что вполне обычным и в этом смысле "нормальным" проявлением социальности является не только норма, но и аномалия. Та и другая "нормальны" в силу равной необходимости, обязательности для развития социального организма. "Девиации (флуктуации в неживой природе, мутации - в живой) являются всеобщей формой, механизмом, способом изменчивости, а следовательно, и жизнедеятельности, развития каждой живой системы".

Нарушения норм — необходимый момент мирового процесса в целом и социального бытия людей в частности. Одним из первых это отчетливо осознал и облек в онтологически-космологическую форму древнегреческий философ Эпикур в своем учении об отклоняющихся атомах. Девиантное поведение атомов он представил как главное онтологическое основание существования свободы. Позднее, уже в Новое время, европейская мысль приблизится к пониманию свободы как важнейшего условия развития цивилизации и культуры. Таким образом, протянется логическая цепочка неоднозначных, но вполне явных зависимостей между анормативностью, свободой и культурой.

Если в стабильные эпохи на передний план выходят конструктивные формы анормативности, а деструктивные успешно гасятся социальной системой, то в в кризисные, аномийные периоды все выглядит противоположным образом: деструктивные проявления анормативности начинают повсеместно доминировать, оттесняя далеко на задний план конструктивно-созидательную анормативность.

Надеяться на то, что когда-нибудь человечество сможет полностью избавиться от негативных форм анормативности, оставив в своем арсенале лишь возможности для ее позитивных форм, вряд ли приходится. Когда-то Достоевский сказал устами героя своих "Записок из подполья", что человек никогда не откажется от возможности учинять разрушения и хаос. Потребность отклоняться от норм, нарушать запреты, как это демонстрирует библейская история о грехопадении прародителей, - укоренена в самой человеческой природе. И задача заключается не в том, чтобы избавится от этой потребности, а в том, чтобы создавать необходимые социальные условия и предпосылки для ее позитивных трансформаций в нужные обществу цивилизованные, культурные формы.

 
< Попер   ЗМІСТ   Наст >