Служба підтримки:

Київ +38 (050) 653-07-96

Навигация
 
ар-аргум
<< В начало < Предыдущая Следующая > В конец >>

АРАБСКАЯ КУЛЬТУРА

средневековая культура, сложившаяся в Арабском халифате в 7-10 вв. в процессе культурного взаимодействия арабов и завоёванных ими народов Бл. и Ср. Востока, Сев. Африки и Юго-Зап. Европы. В науч. лит-ре термин "А. к." употребляется как для обозначения культуры собственно араб. народов, так и в применении к ср.-век. арабоязычной культуре ряда др. народов, входивших в состав Халифата. В последнем значении понятие "А. к." иногда отождествляют с понятием "мусульм. культура" (т. е. культура мусульм. народов) и его употребление является условным.

На терр. Аравийского п-ова А. к. предшествовала культура доисламских арабов - кочевого и земледельч. населения, находившегося в стадии перехода к ранней форме классового общества. Носители её были в основном политеистами. В 4-6 вв. она испытывала влияние древнейеменской, сиро-эллинистической, иудейской, иранской культур. Характерным элементом доисламской культуры этого периода (т. н. джахилийя) была развитая устная народная словесность. Формирование собственно А. к. относится к периоду возникновения ислама (7 в.) и создания Халифата, к-рый в результате арабских завоеваний превратился в огромное гос-во. Основанная арабами гос.-политич. общность, дополненная религиозной, а в большинстве районов и языковой общностью, создала условия для возникновения общих форм культурной жизни народов Халифата. На ранних этапах формирование А. к. представляло собой гл. обр. процесс освоения, переоценки и творческого развития в новых идеологич. и социально-политич. условиях (ислам и Халифат) наследия культур покорённых народов (древнегреческой, эллинистическо-римской, арамейской, иранской и др.). Сами арабы дали А. к. такие компоненты, как религия ислама, араб. яз. и традиции бедуинской поэзии. Значит. вклад в А. к. внесли народы, к-рые, приняв ислам, сохранили национальную, а затем возродили и гос. самостоятельность (народы Ср. Азии, Ирана, Закавказья). Важную роль сыграла также часть населения Халифата, не принявшая ислам (сирийцы-христиане, иудеи, персы-зороастрийцы, представители гностич. сект Передней Азии); с их деятельностью (особенно си-рийцев-несториан и сабиев г. Харрана) связано, в частности, распространение философско-этич. идей и науч. наследия античности и эллинизма. В 8-9 вв. на араб. яз. были переведены многие науч. и лит. памятники древности, в т. ч. греческие, сирийские, среднеперсидские и индийские. В переводах и обработках они вошли в состав араб. письменности и способствовали установлению преемственной связи с культурой эллинистич. мира, а через неё - с античной и древневост. цивилизацией.

С кон. 7 в. до сер. 8 в. наряду с Дамаском, столицей Омейядов, гл. центрами, определявшими формирование А. к., были Мекка и Медина в Аравии, Куфа и Басра в Ираке. Религ. и филос. идеи, первые достижения науки, каноны араб. поэзии, образцы архитектуры и т. п. получали распространение и дальнейшее развитие в провинциях Омейядского халифата, на обширной территории от Пиренеев до р. Инд.

С образованием халифата Аббасидов (750) центр А. к. на востоке Халифата переместился из Сирии в Ирак, в основанный в 762 Багдад, к-рый почти три столетия был средоточием лучших культурных сил мусульм. Востока. В 9-10 вв. А. к. достигла наивысшего расцвета. Её достижения обогатили культуру многих народов, в частности народов ср.-век. Европы, и составили выдающийся вклад в мировую культуру. Это относится прежде всего к развитию философии, медицины, математики, астрономии, географич. знаний, филологич. и историч. дисциплин, химии, минералогии. Замечательными памятниками отмечено развитие материальной культуры и искусства (архитектура,художеств. ремесло). Разделение отраслей знания в А. к. условно, т. к. для неё,как и для др. культур средневековья, типичны отсутствие чёткой дифференциации наук и энциклопедич. характер образованности большинства деятелей А. к. Философ и математик часто был и крупным историком, медиком, географом, поэтом и филологом.

Важным фактором расцвета А. к. было то, что развитие науки и лит-ры составляло достояние всех народов Халифата (как арабов, так и неарабов). Обогащению А. к. способствовали широкие возможности для общения и взаимообмена культурными достижениями между народами мусульм. Востока, а также оживлённые связи с мн. странами Востока и Европы.

Распад Аббасидского халифата (сер. 10 в.) в связи с образованием на его территории самостоят. гос-в привёл к сужению сферы распространения А. к. и постепенному уменьшению её роли в общем развитии мировой культуры. В мусульм. Испании, отделившейся от халифата Аббасидов ещё в 8 в., начала самостоят. развитие т. н. арабо-исп. культура. В вост. провинциях Халифата в кон. 9 в. формируются очаги иран. культурного и нац. возрождения. Перс. яз. вытесняет араб. яз. сначала из лит-ры и поэзии, а затем и из нек-рых гуманитарных наук (история, география и др.). Араб. яз. сохранял здесь значение как язык Корана, религ.-канонических (право, теология) и ряда естеств.-науч. дисциплин (медицина, математика, астрономия, химия), а также философии. Центры А. к. перемещаются в Сирию, Египет, Испанию.

В Сев. Африке при Фатимидах (10- 12 вв.) и Айюбидах (12-13 вв.) продолжалось развитие лучших традиций А. к. в области науки, лит-ры, иск-ва и материальной культуры, хотя и с меньшим влиянием на общий прогресс культуры народов мусульм. Востока, чем в 8-1-й пол. 10 вв. К кон. 10 в. Багдад уступил первенствующую роль Каиру.

Значение А. к. 8-10 вв. в истории мировой культуры определялось открытием её создателями новых средств научного, религ.-филос. и художеств. познания мира и человека. Гл. усилия деятелей А. к. последующих периодов направлялись в основном на систематизацию и детализацию этого наследия.

Хотя науч. и эстетич. традиции А. к. не прерывались, но со 2-й пол. 13 в. в творчестве деятелей А. к. возобладало эпигонское направление, компилятивное в науке и подражательное в лит-ре. Отдельные исключения не могли повлиять на общее состояние духовного застоя и на всё более заметное отставание развития А. к. от темпов культурного прогресса в др. странах мусульм. Востока (Иран, Ср. Азия в 14-15 вв., Османская Турция в 16 в.) и в Европе.

Блестящий расцвет пережила арабо-исп. цивилизация в 10-15 вв. Центрами её были Кордова, Севилья, Малага и Гранада. Наибольшие успехи были достигнуты в астрономии, математике, химии и медицине. Продолжалось здесь и развитие прогрессивной линии араб. философии [алъ-Фараби, ок. 870 - ок. 950; Ибн Сына (Авиценна), 980-1037], представленное трудами Ибн Рушда (Аверроэса, 1126-1198). В поэзии и лит-ре были созданы произведения, вошедшие в число лучших художеств. памятников А. к. Всемирную известность приобрели памятники испано-мавританского зодчества и прикладного иск-ва (см. Мавританское искусство).

Крупным достижением А. к. позднего средневековья явилось создание историком и социологом Ибн Хальдуном (1332-1406) историко-филос. теории обществ. развития.

В 16 в. араб. страны превратились в провинции Османской империи. А. к. пришла в упадок, хотя и в этот период старые культурные центры Сирии, Ирака и Египта по традиции сохраняли притягательную силу для мусульм. учёных.

Качественно новый период развития А. к. начинается с 1-й пол. 19 в. В обстановке экономия, иполитич. возрождения араб. стран в новое время, в условиях начала развития нац.-освободит. движения и, наконец, складывания независимых араб. гос-в происходит формирование совр. А. к., преим. в рамках каждой из араб. стран. (См. соответствующие разделы в статьях об отдельных араб. странах.)

Точные и естественные науки.

Центром развития естеств. наук в Халифате первоначально была терр. Сирии и частично Юго-Зап. Ирана. Здесь было положено начало переводам на араб. яз. и комментированию сочинений антич. авторов. Переводы с греческого и сирийского, ознакомившие учёных стран ислама со значительной частью античной научной лит-ры, во мн. случаях были единственными источниками, по к-рым Зап. Европа могла познакомиться с антич. наукой. Напр., только в араб. переводе дошли до нас "Механика" Герона и мн. трактаты Архимеда. Через носителей А. к. в европ. обиход вошли многие технич. новшества (компас, косой парус и др.), часть из них была воспринята из Китая и Индии. 9-11 вв.- период бурного развития науки в Халифате. Багдад превращается в крупный науч. центр со школами и библиотеками. Наряду с созданием огромной переводной лит-ры и комментариев к ней здесь уже начинает складываться науч. направление, тесно связанное с решением прикладных проблем и практич. задач строительства, землемерия, торговли. Интенсивно развиваются астрономия и математика, минералогия, описат. география.

В связи с распадом Халифата на отдельные гос-ва (10 в.) наряду с Багдадом возникают новые научные центры: Дамаск и Халеб (Алеппо) в Сирии, Каир в Египте, Марага в Азербайджане,Самарканд в Ср. Азии, Газни в Афганистане, а также центры испано-араб. культуры - Кордова, а затем Севилья и Гранада. В разное время крупными науч. центрами были Бухара, Исфахан, где с кон. 11 в. в обсерватории трудился перс, и тадж. поэт и учёный Омар Хайям (ок. 1048 - после 1122), писавший свои науч. трактаты на араб. яз. В Каире с нач. 11 в. функционировал "Дом знания", в к-ром работали астроном Ибн Юнус (950-1009) и математик и физик Ибн аль-Хайсам (ок. 965-1039); в 1004 здесь была построена обсерватория.

На формирование математики в странах ислама, помимо греч. наследия, большое влияние оказала и инд. науч. традиция. Получила распространение десятичная позиционная система счисления с применением нуля, ведущая свое происхождение от инд. математики. Первое сочинение на араб. языке, посвящённое арифметике,- трактат крупнейшего представителя багдадской школы аль-Хорезми (9 в.). В 15 в. самаркандский учёный аль-Каши ввёл в употребление десятичные дроби и описал правила действий над ним. В соч. Абу-ль-Вефы (940-998), среднеазиатского учёного алъ-Бируни (973-1048, по другим данным - после 1050), Омара Хайяма, На-сирэддина Туей (1201-80, по другим данным - 1274 или 1277), Каши были разработаны и систематизированы методы извлечения корней с натуральными показателями. Чрезвычайно велика роль Хорезми и Омара Хайяма в создании алгебры как самостоятельной математич. дисциплины. Алгебраич. трактат Хорезми содержит классификацию квадратных уравнений и приёмы их решений; трактат Омара Хайяма - теорию и классификацию кубич. уравнений. Существенно усовершенствовали вычислит. приёмы Бируни, Каши и др.

Большой интерес представляют геомет-рич. трактат братьев "сыновей Мусы" ("бану Муса") 9 в . соч. Абу-ль-Вефы по практич. геометрии, трактаты Ибн Курры (ок. 836-901), трактат Ибн аль-Хайсама о квадратурах конич. сечений и кубатурах тел, полученных от их вращения, исследования ан-Найризи (9- 10 вв.), Ибн Курры, Ибн аль-Хайсама, Омара Хайяма, Туей и др. по теории параллельных линий.

Математики стран ислама превратили плоскую и сферич. тригонометрию из вспомогательного раздела астрономии в самостоятельную математич. дисциплину. В трудах Хорезми, аль-Марвази, аль-Баттани, Бируни, Насирэддина Туси были введены все шесть тригонометрич. линий в круге, установлены зависимости между тригонометрич. функциями, исследованы все случаи решения сферич. треугольников, получены важнейшие теоремы тригонометрии, составлены различные тригонометрич. таблицы, отличавшиеся большой точностью.

Значительных успехов достигла астрономия. Вначале были выполнены перевод и комментирование трудов Птолемея и инд. астрономич. сочинений - сиддхант. Центром переводческой деятельности был "Дом мудрости" и обсерватория при нём в Багдаде. Переводы инд. астрономич. трактатов были сделаны аль-Фазари - отцом (ум. ок. 777) и сыном (ум. ок. 796), и Якубом ибн Тариком (ум. ок. 796). Отправляясь от греч. методов моделирования движения небесных тел и инд. расчётных правил, араб. астрономы разработали способы определения координат светил на небесной сфере, а также правила перехода от одной из трёх употребляемых систем координат к другой. Даже в трактатах по астрологии содержались элементы важных естеств.-науч. знаний. Широкое распространение получили зиджи - собрания таблиц и расчётных правил сферич. астрономии. До нас дошло ок. 100 зиджей 13-15 вв. Около 20 из них составлены на основании собственных наблюдений авторов в обсерваториях многих городов: Бируни в Газни, Баттани в Ракке, Ибн Юнуса в Каире, Насирэддина Туей в Марате, Каши в Самарканде и др. Значит. точности добились араб. астрономы в измерении наклона эклиптики. При халифе Мамуне (9 в.) было проведено измерение градуса меридиана для определения размеров земного шара.

Продолжалась дальнейшая разработка наследия антич. механики [трактат Ибн Курры о рычажных весах - кора-стуне; трактаты Бируни, Омара Хайяма, аль-Хазини (12 в.) об определении удельных весов металлов и минералов]. Цикл работ по общим вопросам механики ведёт начало от перевода и комментирования трудов Аристотеля. Среди комментаторов естественнонаучных сочинений Аристотеля были Бируни и Ибн Сина.

Многие учёные работали в области минералогии [соч. Бируни, Ха-зини, учёного и врача ар-Рази].

Сведения по физике, в частности физике атмосферы и геофизике, содержатся в "Каноне Масуда", "Минералогии" Бируни, в "Книге знания" Ибн Сины. "Оптика" Ибн аль-Хайсама была широко известна в Зап. Европе.

Большие успехи были достигнуты в медицине. "Канон врачебной науки" Ибн Сины долго был осн. руководством в мед. практике как на ср.-век. Востоке, так и в Зап. Европе. Среди сочинений Бируни имеется трактат по фармакологии. Известен свод мед. знаний ар-Рази (864-925). Разрабатывались вопросы хирургии, офтальмологии, терапии,психиатрии.

Нек-рое развитие получили химия (см. Алхимия) и ботаника.

География.

По обилию географич. сведений, разнообразию жанров и количеству произведений араб. географич. литература не имеет аналогии в ср.-век. географии. Араб. географы и путешественники оставили описание всего мусульм. Востока, а также ряда стран, в т. ч. Европы, Сев. и Центр. Африки, побережья Вост. Африки и Азии вплоть до Кореи, островов Малайского архипелага. Их труды являются важнейшим, а иногда единственным свидетельством о мн. народах средневековья. Характерным для араб. географич. науки является то, что в своих теоретич. построениях она исходила, вопреки накопленным ею реальным сведениям о географии Земли, из птолемеевской картины мира и его географич. теории. Картографич. материал обычно воспроизводил карты Птолемея или схема-тич. карты, восходившие к древнеиран. прототипам.

Географич. представления доисламских арабов отражены в древней поэзии и Коране. Появление на рубеже 8-9 вв. переводов и обработок астрономо-географич. трудов антич. авторов, особенно Птолемея, положило начало араб. науч. географии, применявшей расчётные правила и таблицы сферич. астрономии. Высшим достижением этой отрасли араб. географии наряду с трудами Баттани и Хорезми являются астрономо-географич. и геодезич. соч. Бируни. В 9 в. появились и первые образцы описательной географии [соч. Ибн Хордадбеха (ок. 820- ок. 912/913), Кудамы ибн Джафара (1-я пол. 10 в .)аль-Якуби (ум. 897 или 905)], а также рассказы о путешествиях, содержащие фантастич. и реальные сведения о странах и народах за пределами Халифата (сб. Абу Зайда ас-Сирафи, нач. 10 в.; соч. Бузурга ибн Шахрияра и др.). Жанр описания путешествий развивался и в последующем (записки Ибн Фадлана, 10 в., Абу Дулафа, 10 в.; дневники путешествий Абу Хамида аль-Гарнати, ум. 1170, Ибн Джубайра, ум. 1217, и Ибн Баттуты, 1304-1377, описание путешествия в Россию патриарха Макария Антиохийского и др.).

Расцвет араб. географич. лит-ры падает на 10 в. Особенно значительными были труды представителей классич. школы араб. географии, посвящённые описанию торг. путей и областей мусульм. мира и содержащие богатейший географич. и историко-культурный материал (труды аль-Истахри, Ибн Хаукаля, 10 в., аль-Мукаддаси, 946/947 - ок. 1000). В 11-14 вв. возникли жанры географич. словарей и общих описаний Вселенной - космографии, суммировавшие накопленный ранее географич. материал (словари Якута, 1179-1229, аль-Бакри, ум. 1094, космографии аль-Казвини, ум. 1283, ад-Димашки, ум. 1327, Абу-ль-Фиды). В Европе наибольшую известность получил алъ-Идриси (1100-1165 или 1161"). Его соч. с 70 картами считалось лучшим географич. трактатом в ср. века. Помимо описания мусульм. Востока, оно содержит разнообразные сведения о странах и народах Зап. и Вост. Европы. Последующее развитие географии шло преим. по линии создания обширных компиляций, особенно космографии и историко-топографич. описаний отд. городов и стран (напр., соч. алъ-Макризи). Большую ценность представляют географич. разделы в соч. ан-Нувайри, аль-Умари, аль-Калька-шанди и др. Крупным вкладом в араб. географич. науку явились труды лоцмана Васко да Гамы - Ибн Маджида (15 в.) и аль-Мехри (16 в.), обобщившие теорию и многовековую практику араб. мореплавания.

Философия.

Осн. содержанием истории ср.-век. араб. философии явилась борьба вост. перипатетиков (см. Перипатетическая школа), исходивших из эллинистич. наследия, и сторонников религ.-идеалистич. учений. Предыстория возникновения на араб. Востоке собственно филос. мысли относится ко 2-й пол. 8 в. и связана с мутазилитами, ранними представителями рационального богословия (калама), к-рые, начав с обсуждения вопросов о божеств. атрибутах и свободе воли, кончили разработкой концепций, не только выходивших за рамки религ. проблематики, но и подрывавших веру в нек-рые осн. догматы ислама. Так, последовательно проводя идею монотеизма, мутазилиты отвергали наличие у бога положит. атрибутов, дополняющих его сущность; отрицая же в нём, в частности, атрибут речи, они отвергали представление об извечности Корана и на этом основании делали вывод о допустимости его аллегорич. толкования. Мутазилиты развивали концепцию разума как единственного мерила истины и положение о неспособности творца изменять естеств. порядок вещей. В среде мутази-литов была распространена идея атомарного строения мира. Т. о., они, с одной стороны, положили начало рациональной геологии, с другой - расчистили почву для зарождения чисто филос. свободомыслия перипатетиков.

В качестве реакции на идеи мутазилитов развивалась доктрина ашаритов (последователей аль-Ашари, 873 или 874- 935/936), направивших рациональную теологию в русло филос. защиты догматов о божеств. провидении и чуде (именно с этой доктриной часто связывают термин "калам" и гл. обр. её представителей называют мутакаллимами). Согласно учению ашаритов, природа оказывалась нагромождением ничем не связанных между собой и ежемгновенно воссоздаваемых богом атомов и их качеств; в мире, утверждали они, нет причинно-следств. отношений, ибо всевышний способен в любой момент придать любому предмету любую форму и любое движение.

В противовес как умозрениям теологов, так и учениям перипатетиков развивался суфизм. Используя вместе с элементами мусульм. мировоззрения идеи гностицизма и неоплатонизма, суфии разработали учение о путях, ведущих человека через отречение от мирских страстей и богомыслие к созерцанию бога в мистич. интуиции и конечному с ним слиянию. Вместе с тем на нек-рых этапах своего развития суфийские идеи подвергались толкованиям в духе натуралистич. пантеизма.

Мистика суфиев, на первых порах подвергавшаяся преследованиям со стороны ортодоксального духовенства, была узаконена алъ-Газали (1059-1111) - крупнейшим представителем религ.-идеалистич. философии. В своей критике "еретических" и "противоверных" взглядов перипатетиков Газали отстаивал наряду с мистич. суфизмом положения ашаритов, отказываясь, однако, принять их атомистич. теорию. Одним из влиятельных представителей суфизма можно считать также Ибн алъ-Араби (1165- 1240).

В основе вост. перипатетизма лежала философия Аристотеля, перешедшая к арабам при посредстве сирийских переводчиков, отчасти в интерпретации афинской и александрийской школ, а также другие антич. учения, в частности поли-тич. теория Платона. Толкования Аристотеля вост. перипатетиками открывали возможность для атеистич. и даже мате-риалистич. концепций. Так, положение о двойств. истине, в скрытом виде содержавшееся уже в учении мутазилитов, предполагало аллегорич. толкования догматов ислама.

Основоположником вост. перипатетизма был алъ-Кинди (ок. 800-879), к-рый первым в араб. философии изложил содержание осн. трудов Аристотеля. Он же впервые представил (на основе восходящей к Александру Афродизийскому классификации интеллектов) рациональное познание как приобщение разума индивида к универсальному, божеств. разуму. Деизм Кинди, его представление о боге как о безликой "отдалённой причине", развивался в рамках неоплатонической теории эманации аль-Фараби. Онтологич. и гносеологич. идеи Фараби углубил и детализировал крупнейший мыслитель средневековья Ибн Сина, утверждавший вечность материи и независимость частных явлений жизни от божеств. провидения.

В 12 в. центр филос. мысли перемещается на 3. мусульм. мира - в Испанию. Здесь в Андалусии разрабатывают сходные гуманистич. темы Ибн Баджа, размышляющий о способности человека посредством чисто интеллектуального совершенствования, без мистич. озарения, достичь полного счастья и слиться с деятельным разумом, и Ибн Туфайль, в филос. робинзонаде описывающий историю освоения и познания природы человечеством, излагающий одновременно в аллегорич. форме концепцию двойств. истины. Однако своей вершины андалус-ская, а вместе с ней и вся ср.-век. араб. философия достигает в творчестве Ибн Рушда, отстаивавшего от нападок ашаритов и Газали идеи перипатетизма и создавшего самостоят. филос. учение. Отвергая учение Ибн Сины о внедрении форм в материю извне, Ибн Рушд выступил с тезисом об имманентности форм самой материи. Он отрицал также бессмертие индивидуальных душ, считая вечным лишь человеческий интеллект, приобщающийся к деятельному божеств. разуму, к-рый воплощает предельную цель человеческого знания. Большую роль в истории ср.-век. философии сыграла разработка Ибн Рушдом концепции двойств. истины.

Другим крупным мыслителем араб. Запада был Ибн Хальдун, по праву считающийся одним из основоположников философии истории.

Араб. философия обрела вторую жизнь в Европе - в деятельности аверроистов (последователей Ибн Рушда, см. Аверроизм) и др. борцов против офиц. идеологии католицизма.

Историческая

наука. Арабская (арабоязычная) историография как самостоятельная дисциплина выделилась на рубеже 8-9 вв. Первые записи ист. содержания относятся к кон. 7 в. Материалом для ранних памятников ист. лит-ры на араб. яз. послужили историко-генеа-логич. предания араб. племён, полулегендарные сообщения о доисламских гос-вах в Юж. Аравии и об араб, княжествах в Сирии (Гассаниды) и в Ираке (Лахмиды), а также религ.-ист. предания о возникновении и распространении ислама, особенно о деятельности Мухаммеда и его сподвижников. Принятая в араб. историографии схема всемирной истории сложилась под влиянием коранич. представления о прошлом, как о последовательном ряде пророческих миссий, и построений мусульм. генеалогов и экзегетов 7-8 вв., связавших генеалогич. дерево арабов с библейской "таблицей народов". Значит. роль в создании историографии сыграли развитие астрономич. знаний (установление хронологии всемирной истории) и использование материалов иран. историко-эпич. предания (переводы "Книги царей" сасанидского Ирана), а также апокрифич. иудейско-христ. преданий. Ср.-век. араб. историография исходит из теологич. истолкования хода всемирной истории как осуществления божеств. замысла в отношении человеческого рода. В то же время она признаёт ответственность человека за свои поступки и видит задачу историка в поучении ист. опытом. Идею о дидактич. ценности истории, принятую большинством мусульм. историков, особенно чётко сформулировал Ибн Мискавайх (ум. 1030). Араб. историки не пошли дальше повествоват. истории, и только Ибн Хальдун сделал попытку перейти к изложению ист. событий в их причинной связи, разработав оригинальное учение об общих законах развития человеческого общества.

Предшественниками профессиональных араб. историков были знатоки и собиратели родословий и устных племенных преданий. Эти материалы были систематизированы Мухаммедом аль-Кальби (ум. 763), дополнены и записаны его сыном Хишамом (ум. ок. 819). Кроме монументального свода генеалогий арабов Хишама аль-Кальби, аналогичные своды составили Муарридж ас-Садуси (ум. 811), Сухайм ибн Хафс (ум. 806), Мусаб аз-Зубайри (ум. 851), Зубайр ибн Баккар (ум. 870), Ибн Хазм (ум. 1030), аль-Калькашанди (1355-1418) и др. Крупнейшей фигурой начального периода араб. историографии был Мухаммед аз-Зухри (ум. 741/42), сочетавший собирание родословий и племенных преданий с интересом к политич. истории Халифата. Ему принадлежит одна из первых записей преданий о воен. походах Мухаммеда (т. н. магази). Первое большое ист. сочинение на араб. языке (история древних пророков и жизнеописание Мухаммеда) Ибн Исхака (ок. 704-768 или 767) послужило образцом для последующих сочинений на эту тему. Наиболее значительны труды аль-Вакиди (747-823), Ибн Сада (ум. 845), поздние компиляции Ибн Саид ан-Наса, Нур-ад-дина аль-Халаби и др. К ним примыкает популярная в ср. века агиографич. лит-pa, б. ч. фантастич. рассказы о пророках и му-сульм. святых.

Для 2-й пол. 8 - сер. 9 вв. характерно преобладание ист. трудов, посвящённых отд. событиям гл. обр. из истории араб. завоеваний и гражд. войн в Халифате 7 - нач. 8 вв. [Аоу Михнаф (ум. 774), Абу Убайда (ум. ок. 824) и особенно аль-Мадаини (ум. ок. сер. 9 в.)]. Центром араб. историографии надолго стал Ирак. Со 2-й пол. 9 в. появляются соч., объединяющие накопленный материал в связное ист. повествование. Наиболее значительными были труды злъ-Белазури (ок. 820 - ок. 892); Абу Ханифы ад-Динавери (ум. ок. 895) и аль-Якуби по всеобщей истории, ставшей ведущим жанром историографии периода её расцвета (9-1-я пол. 11 вв.). Составленные чаще в форме анналов, они содержали обзор всемирной истории от сотворения мира, начальную историю мусульм. общины, описание араб. завоеваний и политич. историю Халифата (правление династий Омейядов и Аббасидов). Самое крупное сочинение этого жанра - многотомная "История пророков и царей" ат-Табари (838 или 839-923). Известность получили также всеобщая история аль-Масуди (ум. 956 или 957), Хамэы аль-Исфахани (ум. во 2-й пол. 10 в.), Ибн Мискавайха, а позднее Ибн алъ-Асира (1160-1233 или 1234), Ибн Хальдуна и др. Историков 9-10 вв. отличает широта кругозора, отражающая энциклопедич. характер их интересов и знаний (особенно Якуби и Масуди, собравших материал по истории и культуре народов за пределами мусульманских стран).

В связи с формированием местного политич. самосознания в гос-вах, сложившихся на терр. Аббасидского халифата, в историографии со 2-й пол. 10 в. преобладают династийная и местная хроники, авторами к-рых становятся гл. обр. придворные историографы (обычно чиновники-секретари, везиры и т. п.), а не историки-учёные. Получили развитие биографические хроники, посвящённые истории секретарей, везиров (например, аль-Джахшийари, ум. 943; Хилаль ас-Саби, 969-1056), судей (Ваки аль-Кади, ум. 918; аль-Кинди, ум. 961; аль-Хушани, ум. 971). Местную историографию представляют труды по истории отд. городов, областей и провинций, напр. истории Мекки - аль-Азраки (ум. ок. 858), Багдада - Ибн Абу Тахира Тайфура (819/20-893), Египта - Ибн Абд аль-Хакама (около 798-871), мусульм. Испании - Абд аль-Малика ибн Хабиба (ок. 796-853). Особого внимания заслуживает ист. энциклопедия йеменского историка аль-Хамдани (ум. во 2-й пол. 10 в.), в к-рой собраны сведения по генеалогии, истории, археологии, географии и лит-ре Юж. Аравии. В более позднее время в сочинениях такого рода гл. внимание отведено биографиям местных политич. и религ. деятелей и деятелей культуры, причём для многих из этих биографич. сочинений характерно соединение анналов с политич. биографией. Таковы история Багдада - аль-Хатиба аль-Багдади (1002-71), Дамаска - аль-Каланиси (ум. 1160) и Ибн Асакира (1105-1176), Халеба (Алеппо) - Ибн аль-Адима (1192-1262), Гранады - Ибн аль-Хатиба (1313-1374). Династийная история, начатая трудами Ибрахима ас-Саби (ум. 994) по истории Бундов и аль-Утби (961 - 1022, по др. данным ум. 1036 или 1040) по истории Газневидов, получила особенное развитие в 12-13 вв., гл. обр. в Сирии, куда переместился центр ист. науки. Местные династии Зенгидов и Айюбидов нашли своих историографов в лице Имад-ад-дина аль-Исфахани (1125- 1201), Ибн Шаддада (1145-1234), Абу Шамы (1203-1268) и особенно Ибн Ва-сила (1207-1298). Здесь же создавались и всеобщие истории (Абу-лъ-Фида, 1273- 1331; аз-Захаби, 1-274-1353 или 1347; Ибн Касир, ок. 1300-1373 и др.). В 15- 16 вв. ведущее место в араб. историографии занимали егип. историки, авторы трудов по истории мамлюков, ист. энциклопедий (ан-Нувайри, 1279-1332) и всеобщих хроник (Ибн аль-Фурат, 1334- 1405) и особенно плеяда историков-полигисторов, таких, как аль-Макризи (1364- 1442), аль-Айни (1361-1451), Абу-ль-Махасин Ибн Тагриберди (1409 или 1410- 1470) и ас-Суюти (1445-1505), оставивших многотомные сочинения по политич., социально-экономич. и культурной истории Египта.

Одно из главных мест в араб. историографии занимает собственно биографич. лит-pa: общие биографич. словари Якута, Ибн Халликана (1211-1282) и ас-Сафади (1296/97-1363), своды биографий деятелей в области философии, медицины и есТеств. наук Ибн аль-Кифти (1172- 1248) и Ибн Абу Усайби (1203-1270) и др. Ист. сочинения на араб. яз. писали не только в арабских, но и в др.странах мусульм. Востока, в т. ч. в Индии, Иране, Турции и в Вост. Африке. Эпоха тур. господства (16 - нач. 20 вв.) представлена гл. обр. эпигонскими компиляциями по общей и местной истории, биографич. и историко-библиографич. сводами. Наибольшую ценность представляют история Андалусии аль-Маккари (1591/92-1632) и биографич. сочинение егип. историка аль-Хафаджи (ум. 1659).

Литература.

Араб. лит-pa уходит своими корнями в устную словесность родо-племенного общества на терр. Аравийского п-ова. К числу ранних записей (8 - 10 вв.) относятся: сб. "Отборные", или "Нанизанные" ("Муллакат"), составленный рави Хаммадом (694/695 - 772) (включает 7 шедевров семи поэтов); "Муфаддалият" и "Асмаият" филологов аль-Муфаддаля (ум. 786) и аль-Асмаи (ум. ок. 830); две антологии "Доблесть" ("Хамаса") принадлежащие Абу Таммаму (ок. 796-845) и аяь-Бухтури (821-897); диван поэтов из племени хузаил -"Книга критики поэзии" Ибн Кутайбы (ум. 889); "Книга изъяснения" аль-Джахиза; антология "Книга песен" Абу-лъ-Фараджа аль-Исфахани (897-967); диваны отд. поэтов и сб-ки пословиц.

Древняя араб. словесность самобытна, чужеземные влияния в ней ничтожны. Более всего она культивировалась среди кочевников-скотоводов (бедуинов), но получила распространение и среди полукочевого и оседлого населения земледельч. оазисов и городов. Ведущую роль в ней играла поэзия, у истоков к-рой прослеживаются трудовые, колыбельные, охотничьи, караванные песни; очень рано сложились жанры поношения врага (хиджа), похвальбы (фахр), песни мести (cap), траурной заплачки, или элегии (риса), а также элементы любовной и описательной лирики (насиб и васф). К глубокой древности восходят зачатки художеств. прозы: ораторская речь, рассказы о битвах племён (айям аль-араб) и др. памятных событиях.

Поэзия 5-7 вв., когда она переживала расцвет, стала в араб. лит-ре своеобразным эталоном поэтич. языка, метрики и эстетич. идеалов, надолго определив тематику и художеств. приёмы.

Центральной фигурой в доисламской поэзии является сам поэт, к-рый выступает как бедуин, патриот своего племени. Идеализированный образ поэта-бедуина раскрывается на фоне реальных картин кочевого быта, боевых и охотничьих сцен, видов аравийской пустыни. Осн. лит. формами др.-араб. поэзии были касыда и аморфный фрагмент (кита, мукатта). Характерная особенность арабской поэзии - монорим; каждый стих, как правило, состоит из одного предложения и является самостоят. смысловой эстетич. единицей. Язык др.-араб. поэзии характеризуется колоссальным запасом слов, гибкостью синтаксич. конструкций, многообразием конкретных изобразит. средств.

Араб. предание сохранило имена ок. 125 доисламских поэтов (конца 5 - 1-я пол. 7 вв.): Имру-уль-Кайс, к-рому приписывают создание классич. типа касыды; Тарафа, автор замечат. касыдымуаллаки; Антара ион Шаддад, певец воинской доблести и любви; Зухайр и Лабид, считающиеся лучшими выразителями жизненной мудрости и этич. идеалов бедуинского общества; Шанфара и Тааббата Шарран, воспевшие вольную жизнь одинокого разбойника в пустыне; Алкама, Урва ибн аль-Вард, Харис ибн Хиллиза и Амр ибн Кульсум, выступающие героями и певцами своих племён; первые придворные панегиристы - ан-Набига, Абид ибн аль-Абрас и Хатим; бродячий поэт аль-Аша, прославившийся сатирами и вакхич. стихами; поэтесса аль-Ханса; иудейский поэт Самауаль и христианин Ади ибн Зайд, в стихах к-рого сочетаются жизнерадостные мотивы о вине с печальными мыслями о суетности мира и др.

Первым памятником араб. письменности был Коран, в к-ром собраны религ. проповеди Мухаммеда, рассказы на библейские сюжеты, назидат. речи и законоположения исламской общины и гос-ва. Влияние Корана ощущается во всей последующей араб. лит-ре. Мухаммед и его последователи на первых порах выступали против поэзии, как привычной формы выражения языческой идеологии. Ненадолго развитие поэзии было ослаблено, лишь её традиц., художеств. условности сохранились, а идейное содержание претерпело небольшие изменения под влиянием новой веры - ислама. Центром поэзии стали Сирия и Ирак. При дворе Омейядов творили выдающиеся поэты - аль-А.гталъ, аль-Джарир, алъ-Фараздак и др.

Новые явления в поэзии этого периода наблюдаются в аристократич. среде крупных гор. центров Халифата, где получила развитие любовная лирика в виде коротких стихотворений. Ярким представителем этого жанра был Омар ибн Аби Ра-биа из Мекки (641-ок. 712 или ок. 718). Известны и др. поэты в Мекке (Ибн Кайс ар-Рукайат, Абу Дахбаль), Медине (Ахвас) и Дамаске (халиф Валид II). В бедуинской среде в Аравии выдвинулась плеяда певцов идеальной, или "узритской" (от племени узра), любви. Поэт и его возлюбленная составляли неизменную пару, умиравшую от неутолённой любви. Позднее о знаменитых парах (Джамил и Бусайна, Меджнун и Лейла, Ку-сайир и Азза и др.) были сложены романтические повести. Повесть о Меджнуне и Лейле приобрела мировую известность.

С сер. 8 в. всё большее участие в создании араб. лит-ры наряду с арабами принимают представители завоёванных народов. В Халифате усилился интерес к изучению араб. старины, разрабатывались теории языка, стиля и метрики, осуществлялись переводы важнейших сочинений древности на араб. яз. Для развития прозы особое значение имели переводы со среднеперсидского (пехлевийского) языка. Ибн аль-Мукаффа (казнён ок. 759) перевёл "Калилу и Димну", восходящую к инд. сб. "Панчатантра", и средне-персидский свод эпич. преданий и хроник "Хвадай-намак" ("Книга царей"). Абан Лахики (ум. 815) переложил араб. стихами "Калилу и Димну", книги о Маздаке (см. Маздакизм) и о Синдбаде и др. Влияние переднеазиатской цивилизации, прежде всего иранской, ощущалось и в поэзии, к-рая стала преим. городской. Произошло нек-рое обновление араб. поэзии, выразившееся в предпочтении громоздкой касыде коротких изящных стихотворений с самостоятельной темой и в "новом стиле" (бадит), осн. признак к-рого состоял в употреблении неведомых ранее образов, тропов и сравнений. Зачинателем "нового стиля" явился поэт и вольнодумец Башшар ибн Бурд (ум. 783). Любовную лирику продолжала в эротико-гедонич. направлении группа поэтов при аббасидском дворе (Мути ибн Ияс, Ва-либа ибн Хубаб, Ибрахим аль-Маусили и его сын Исхак, Дибиль и др.). Среди них выделяется великолепный мастер стиха Абу Нувас (762-815). Новатором выступил Абу-ль-Атахия (ум. 825), к-рый в стихах, проникнутых аскетич. настроениями и рефлексией, сознательно избегал традиц. поэтич. условностей. Постепенно "новый стиль" получил признание и нашёл своего теоретика в лице Ибн алъ-Мутазза (861-908). Но и тогда были поэты, поддерживавшие касыдную традицию, также испытавшую влияние "нового стиля": Марван ибн Аби Хафса (721-97), Муслим ибн аль-Валид (ум. 803) и особенно поэты 9 в. Абу Таммам и аль-Бухтури.

Больших успехов в 8-9 вв. достигла араб. проза, почву для к-рой подготовили записи фольклора, изучение Корана, переводы науч.-художеств. лит-ры с сирийского, среднеперсидского и греч. языков. Зарождавшаяся в то время ист. лит-ра включала предания, легенды и описания отд. событий, а географич. произв. содержали рассказы купцов и путешественников о далёких странах. Художеств. проза обогащалась также эпистолярными и речевыми стилями: в деловой переписке, ораторском иск-ве и проповедях нек-рые авторы достигали большой выразительности и мастерства. Смесь рассказов на разнообразные сюжеты и пёстрого познавательного и дидактич. материала представляют многочисл. сочинения великих араб. прозаиков алъ-Джахиза (767-868) и Ибн Кутайбы (828 - ок. 889), к-рый в "Источниках известий" (10 книг) систематизировал большой лит. материал по тематич. принципу: о власти, о войне, о дружбе и т. п. Это сочинение стало предметом подражаний. В 9 в. появился араб. перевод перс. сб. "Тысяча сказок" ("Хе-зар афсане") - прототипа сб. "Тысяча и одна ночь".

Распад Халифата способствовал децентрализации лит-ры. Важнейшим из местных лит. центров 10 в. стал г. Халеб (Алеппо). Здесь, при дворе Хамданида Сайф ад-Даула, жил поэт-панегирист аль-Мутанабби (915-965). Его хвалебные и сатирич. касыды насыщены сти-листич. украшениями, изысканными метафорами, гиперболами и сравнениями; в отделке стиха он достигал изощрённого мастерства. В 11 в. в Сирии жил поэт и мыслитель Абу-ль-Ала аль-Мааррм (973- 1057). Начав с подражания Мутанабби, он ещё более усовершенствовал технику стиха, введя усложнённые двойные рифмы. Видными прозаиками 10 в. были Абу Хайян ат-Таухиди (ум. 1009) и ат-Танухи (940-994). Рифмованная проза получила распространение в светской лит-ре. Абу Бакр аль-Хорезми (ум. 993) написал в этой форме остроумные "Послания" ("Расаиль"), а Бади аз-Заман аль-Ха-мадани (ум. 1007) создал оригинальный жанр - макаму, к-рую считают высшим достижением араб/ прозы. Макамы Хамадани составили цикл из 50 плутовских новелл, или рассказов о приключениях и перевоплощениях изворотливого бродяги. Макамы проникли в литературу из гор. фольклора. Однако если у Хамадани арабская проза сохранила живость и непосредственность, то у многочисленных его подражателей (в том числе у аль-Харири, 1054-1122) она выродилась в стилизацию.

Особняком стояла араб. лит-pa в Андалусии (араб. Испания), тесно связанной с Магрибом. В 8-10 вв. Андалусия в культурном отношении оставалась провинцией Халифата, нормой для её поэзии являлись образцы, сложившиеся на востоке Халифата. Андалусскую поэзию представляли: утончённый лирик и автор эпич. поэмы о завоевании Испании арабами аль-Газаль (770-864); составитель популярной антологии "Единственное ожерелье" и автор анакреонтич. стихов Ибн Абд Раббихи (860-940); сочинитель ок. 60 касыд Ибн Хани (ум. 972) и др. Однако постепенно в андалусской лирич. поэзии не только появился местный колорит, но и возникли строфич. формы мувашшах (опоясанный) и заджал (мелодия), до тех пор чуждые араб. поэзии. Они родились в простонародной среде в результате взаимодействия культуры арабов,берберов и местного романского населения. Мувашшах, впервые упоминаемый в кон. 10 в., проникнув в лит-ру, распространился и на восток Халифата, а к 13 в. принял застывшие формы, превратившись в предмет формалистич. упражнений. Заджал избежал стилизации и остался излюбленным нар. жанром в мусульм. и христ. Испании, попал в др. араб. страны и, по-видимому, оказал влияние на развитие ранней провансальской поэзии. Сохранился диван крупнейшего представителя этого жанра Ибн Кузмана (ок. 1080-1160). Расцвет андалусской поэзии на лит. араб. яз. приходится на 11 в., когда Кардовский халифат распался на неск. эмиратов. В каждом из них возникли придворные лит. кружки. Всюду преобладала панегирич.эротич. и вакхич. поэзия. Крупным центром стала Севилья с её поэтами-меценатами аль-Мутадидом (1012-1069) и аль-Мутамидом (1040-1095). Последний кончил свою жизнь в Марокко, находясь в плену; его добровольным спутником в заточении был знаменитый поэт-лирик из Сицилии Ибн Хамдис (1055- 1132). В Севилье жил последний крупный араб. поэт Кордовы Ибн Зайдун (1003- 1071). Мн. андалусские поэты 11-13 вв. прославились элегиями на падение арабских династий и городов под ударами Реконкисты (Ибн Абдун, аль-Вакаши, Ибн Хафаджа, Салих ар-Ронди и др.). В прозе выделяются Ибн Хазм, создавший "Ожерелье голубки" - своеобразный трактат о любви, и Ибн Туфайль (ок. 1110-1185), автор филос. романа "Живой, сын бодрствующего".

С сер. 11 в., несмотря на количеств. рост, араб. лит-pa носит печать упадка. В поэзии начинает преобладать мистика, в прозе - дидактика. Для мистич. поэзии характерно сочетание вакхич. и эротич. мотивов с экстатич. обращениями к божеству. Её видными представителями были андалусцы Ибн аль-Араби (1165- 1240), аш-Шуштари (ум. 1269) и египтянин Омар ибн аль-Фарид (1182-1235). Сицилиец Ибн Зафар (ум. 1169) сделал робкие шаги к созданию ист. новеллы. Сирийский эмир Усама ибн Мункыз (1095-1188) написал единственную в ср.-век. араб. лит-ре художеств. автобиографию "Книга назидания". Ибн Арабшах (1392-1450), увезённый Тимуром из Багдада в Самарканд, в своей дидактич. антологии "Приятный плод для халифов" переработал витиеватым слогом сев.-иран. сказки.

  С упадком письм. лит-ры, обслуживавшей культурные и эстетич. запросы крупных феодалов и узкого круга образованных людей, наступил расцвет устно-поэтич. творчества. В Египте и Сирии, куда после монг. нашествия (13 в.) окончательно переместился центр араб. лит-ры, распространились жанры мувашшах и зад-жал. Суфийские поэты и даже придворный поэт Бахааддин Зухайр (1187-1258) стремились писать языком, близким к народному, Ибн Даниял (13 в.) в Египте записал лубочные пьесы для теневого театра. Получили распространение в 13- 15 вв. и позднее своеобразные нар. произв. в жанре сира (букв.- "жизнеописания"), т. е. циклы рассказов на героич. и любовные сюжеты, связанные с историческими и вымышленными лицами и событиями. Европ. терминология классифицирует их как рыцарские романы. Эти произв. исполнялись сказителями-актёрами на улицах и площадях. Важнейшие сиры: о поэте-воине 6 в. Антаре и его возлюбленной Абле, о мамлюкском султане Бейбарсе, о переселении племени бану-хилаль в Египет и Сев. Африку, о Зу-ль-Химме. Нек-рые из них начали складываться, по-видимому, очень рано. Нар. память пронесла их через века, а сказители каждого поколения наслаивали новыч; эпизоды и подробности, внося в них анахронизмы и противоречия. В сирах отразились события эпохи крестовых походов (герои обычно совершают подвиги в сражениях против "неверных" - "франков" или "румов"). К тому же типу нар. лит-ры относится сб. сказок "Тысяча иодна ночь", в состав к-рого наряду с фольклорными илит. материалами полностью вошла сира об Омаре ибн ан-Нумане.

Араб. лит-ра 16 - 18 вв., скованная схоластикой и традиц. рамками, имела ограниченное значение; важна лишь непрерывная рукописная традиция, сохранившая до наших дней многие памятники прошлого.

Архитектура

изобразительное и декоративно-прикладное искусство. Иск-во араб. стран сложно по своим истокам. На Ю. Аравии они восходят к культурам Сабейского, Минейского и Химьяритского гос-в (1-е тыс. до н. э. - 6 в. н. э.), связанным со Средиземноморьем и Вост. Африкой. Древние традиции прослеживаются в архитектуре башнеобразных домов Хадрамаута и многоэтажных постройках Йемена, фасады к-рых украшены цветным рельефным узором. В Сирии, Месопотамии, Египте и Магрибе стили ср.-век. араб. иск-ва формировались также на местной основе, испытывая нек-рое воздействие иран., визант. и др. культур.

Архитектура. Осн. культовым зданием ислама стала мечеть, где собирались для молитвы последователи пророка. Мечети, состоящие из огороженного двора и колоннады (положившие начало "дворовому", или "колонному", типу мечети), в 1-й пол. 7 в. были созданы в Басре (635)Куфе (638) и Фустате (40-е гг.7 в.). Высокое художеств. решение араб. колонная мечеть получила в Дамаске - столице Омейядов: строители дамасской мечети (нач. 8 в.) великолепно использовали местные эллинистич. и сиро-визант. архит. традиции и украсили здание полихромными мозаиками, изображающими архит. пейзаж. Величественны мечети в Кайруане (Сиди-Окба, 7-9 вв.) и Кордове (8-10 вв.). Колонный тип надолго остался основным в монументальной культовой архитектуре араб. стран (мечети: Ибн Тулуна в Каире, 9 в.; Мутаваккиля в Самарре, 9 в.; Хасана в Рабате и Кутубия в Марракеше, обе 12 в.; Большая мечеть в Алжире, 11 в., и др.) и оказал воздействие на мусульм. зодчество Ирана, Кавказа, Ср. Азии, Индии. В архитектуре получили развитие, также купольные постройки, ранний образец к-рых представляет восьмигранная мечеть Куббат ас-Сахра в Иерусалиме (687-691).8 дальнейшем куполами завершают различные культовые и мемориальные здания, чаще всего увенчивая ими мавзолеи над могилами известных лиц.

При Омейядах велось большое светское строительство: укреплялись города, возводились загородные дворцы и замки халифов (Мшатта, Кусейр-Амра, Каср аль-Хейр аль-Гарби и Каср аль-Хейр аш-Шарки, Хирбет аль-Мафджар), украшенные круглой скульптурой, резьбой,мозаикой и стенными росписями.

При Аббасидах проводились большие градостроительные работы. Багдад, заложенный в 762, подобно Хатре и Ктесифону, был городом, круглым в плане; в центре его размещались дворец и мечетьа периметр был охвачен двойным кольцом оборонит. стен. В Самарре (столице Халифата в 836-892), вытянувшейся вдоль р. Тигр,преобладала прямолинейная планировка; сохранились руины построенных из кирпича огромных дворцов и домов знати, имевших прямоугольные дворы и сводчатые приёмные залы, стены к-рых были покрыты резным орнаментом и полихромной живописью. Мечети Самарры имели зиккуратообразные минареты.

Особую школу араб. зодчества представляют постройки фатимидского Каира (осн. в 969). Воздвигнутые из камня гор. стены образуют в плане квадрат; сохранилось неск. ворот 11 в., к к-рым вели гл. улицы города. Крепостная архитектура отличалась выразительностью простых монументальных форм. Фати-мидский Каир украшали дворцы, кара-вансараи, бани, лавки, жилые дома, а также здания мечетей, из числа к-рых до нас дошли грандиозные аль-Хаким и аль-Азхар, а также украшенные изящной резьбой по камню аль-Акмар и ас-Салих-Талаи.

С 13 в. до нач. 16 в. зодчество Египта и Сирии было тесно взаимосвязано. Велось большое крепостное строительство: цитадели в Каире, Халебе (Алеппо) и др. В монумент. архитектуре этого времени пространств. начало, доминировавшее на предшествующем этапе (дворовая мечеть), уступило место грандиозным архит. объёмам: над гладью мощных стен и большими порталами с глубокими нишами вздымаются высокие барабаны, несущие купола. Строятся величественные здания четырёхайванного (см. Ливан) типа (известного до этого в Иране): маристан (госпиталь) Калауна (13 в.) и мечеть Хасана (14 в.) в Каире, мечети и медресе (духовные школы) в Дамаске и др. городах Сирии.. Сооружаются мно-гочисл. купольные мавзолеи, подчас образующие живописный ансамбль (Кладбище мамлюков в Каире, 15-16 вв.). Для украшения стен снаружи и в интерьере наряду с резьбой широко применяется инкрустация разноцветным камнем. В Ираке в 15-16 вв. в декоре используются цветная глазурь и позолота (мечети: Мусы аль-Кадима в Багдаде, Хусейна в Кербеле, имама Али в Неджефе).

Высокий расцвет пережила в 10-15 вв. араб. архитектура Магриба и Испании. В крупных городах (Рабате, Марракеше, Фесе и др.) строились касбы - цитадели, укреплённые мощными стенами с воротами и башнями, и медины - торг. и ремесл. кварталы. Большие колонные мечети Магриба с многоярусными, квадратными в плане минаретами отличаются обилием пересекающихся нефов, богатством резной орнаментики (мечети в Тлем-сене, в Таза и др.) и пышно украшены резным деревом, мрамором и мозаикой из разноцветных камней, как и многочисл. медресе 13-14 вв. в Марокко.-В Испании, наряду с мечетью в Кордове, сохранились и др. выдающиеся памятники араб. архитектуры: минарет "Ла Хиральда", воздвигнутый в Севилье зодчим Джебером в 1184-96, ворота в Толедо, дворец Альгамбра в Гранаде - шедевр араб. зодчества и декоративного иск-ва 13-15 вв. Араб. зодчество оказало воздействие на романскую и готич. архитектуру Испании ("стиль мудехар"), Сицилии и др. средиземноморских стран.

Захват араб. стран турками-османами в 16 в. принёс формы османского зодчества, особенно в культовую архитектуру. Но в светской архитектуре продолжали жить и развиваться местные строит. и художеств. традиции.

Декоративно-прикладное и изобразит. иск-во. В араб. искусстве получил яркое воплощение свойственный художеств. мышлению средневековья принцип декоративности, породивший богатейший орнамент, особый в каждой из областей араб. но связанный общими закономерностями развития. Арабеска, восходящая к антич. мотивам,- это созданный арабами новый тип узорав к-ром математич. строгость построения сочетается со свободной художеств. фантазией. Получил развитие также эпиграфич. орнамент - каллиграфически исполненные надписи, включённые в декоративный узор.

Орнамент и каллиграфия,широко применявшиеся в архит. декоре (резьба по камню, дереву, стуку), характерны и для прикладного иск-ва, достигшего высокого расцвета и особенно полно выразившего декоративную специфику араб. художеств. творчества. Красочным узором украшалась керамика: поливная бытовая посуда в Месопотамии (центры - Ракка, Самарра); расписанные золотистым, разных оттенков люстром сосуды, изготовленные в фатимидском Египте; испано-мавританская люстровая керамика 14-15 вв., оказавшая большое влияние на европ. прикладное иск-во. Мировой известностью пользовались также араб. узорные шёлковые ткани - сирийские, египетские, мавританские; изготовлялись арабами и ворсовые ковры. Тончайшими чеканкой, гравировкой и инкрустацией из серебра и золота украшены художеств. изделия из бронзы (чаши, кувшины, курильницы и др. предметы утвари); особенным мастерством отличаются изделия 12-14 вв. г. Мосула в Ираке и нек-рых ремесл. центров Сирии. Славились сирийское покрытое тончайшей эмалевой росписью стекло и украшенные изысканным резным узором егип. изделия из горного хрусталя, слоновой кости, дорогих пород дерева.

Иск-во в странах ислама развивалось, сложно взаимодействуя с религией. Мечети, а также священная книга Коран украшались геометрия., растительным и эпиграфич. узором. Однако ислам, в отличие от христианства и буддизма, отказался широко использовать изобразит. иск-во в целях пропаганды религ. идей. Более того, в т. н. достоверных хадисах, узаконенных в 9 в., содержится запрещение изображать живые существа и особенно человека. Богословы 11-13 вв. (Газали и др.) эти изображения объявили тягчайшим грехом. Тем не менее, художники на протяжении всего средневековья изображали людей и животных, реальные и мифологич. сцены. В первые века ислама, пока богословие ещё не выработало свои эстетич. каноны, обилие реалистических по трактовке живописных и скульптурных изображений во дворцах Омейядов свидетельствовало о силе домусульман-ских художеств. традиций. В дальнейшем изобразительность в араб. иск-ве объясняется наличием антиклерикаль-

ных по своему существу эстетич. воззрений. Напр., в "Посланиях братьев чистоты" (10 в.) иск-во художников определено "как подражание образам существующих предметов, как искусственных, так и естественных, как людей, так и животных".

Высокий расцвет пережило изобразит. иск-во в Египте 10 - 12 вв.: изображения людей и жанровые сцены украшали стены зданий г. Фустата, керамич. блюда и вазы (мастер Саад и др.), вплетались в узор резьбы по кости и дереву (панно 11 в. из дворца Фатимидов в Каире и др.), а также льняных и шёлковых тканей; изготовлялись бронз. сосуды в виде фигур животных и птиц. Аналогичные явления имели место в искусстве Сирии и Месопотамии 10 - 14 вв.: придворные и другие сцены включены в изысканный чеканный с инкрустацией орнамент изделий из бронзы, в узор росписей по стеклу и керамике.

Видное место в истории мирового иск-ва занимает араб. книжная миниатюра. В Египте миниатюра 9 - 10 вв. (происходящая из Файюма) и 11 - 12 вв. стилистически связана с коптским иск-вом. В живописи сирийских миниатюр заметно визант. влияние. Большой высоты иск-во книжной миниатюры достигло в Ираке в 12 - 13 вв. Здесь существовало неск. стилевых направлений. Одно из них (возможно, североиракское) отличается пышными и красочными придворными сценами; другое представлено лаконичными похарактеру иллюстрациями в науч. трактатах (напр., листы из "Фармакологии" Диоскорида, переписанной Абдаллахом ибн Фадлем в 1222, хранящиеся в разных музеях мира). Подлинной гордостью иракской школы миниатюристов являются полные живых наблюдений, переданных выразительным образным языком, звучной по краскам живописью иллюстрации к "Макамам" Харири, дошедшим в неск. рукописях (выделяются миниатюры рукописи 1237, художник Яхья ибн Махмуд из Васита, Парижская нац. б-ка,и рукописи нач. 13 в., принадлежащие Ленингр. отделению Ин-та востоковедения). Новый подъём миниатюра в Ираке пережила в кон. 14 в., когда в Багдаде работал выдающийся художник Джунаид Султани, автор миниатюр рукописи "Хамсе" Хаджу Кермани 1396 (Британский музей, Лондон).

Изобразит. начало было менее развито в иск-ве стран араб. Запада. Однако и здесь создавались декоративная скульптура в виде животных, узоры с мотивами живых существ, а также миниатюра (рукопись "История Байяд и Рийяд", 13 в., Ватиканская библиотека).

Араб. иск-во в целом было ярким, самобытным явлением в истории мировой художеств. культуры эпохи средневековья. Его влияние распространялось на весь мусульм. мир и выходило далеко за его пределы.

Музыка.

Араб. музыка сформировалась в результате слияния собственно араб. иск-ва с иск-вом завоёванных стран. Ранний, "бедуинский", период в её развитии характеризуется единством музыки и поэзии. Сохранились сведения о древних араб. профессиональных певцах-поэтах (шаирах), о песенных жанрах - хида (караванные песни), хабаб (песни конников), о музыкальных инструментах - дуфф (маленький квадратный бубен), мизхар (примитивная лютня с кожаной декой), ребаб (род однострунной скрипки).

После завоевания Ирана, части Византии и установления господства над Ср. Азией и Египтом арабы ассимилировали традиции более развитых культур (были восприняты основы греч. муз. теории; под воздействием персидской и визант. мелодики араб. звукоряд расширился до двух октав, на нек-рых араб. ладах и инструментах сказались иран. влияния). Расцвет классич. араб. музыки начинается с кон. 7 в. Она основывается на 7-ступенных ладах, в к-рых наряду с осн. звуками используются промежуточные интервалы - коммы (меньше 1 / 8целого тона).

Ладовые особенности араб. музыки определили своеобразную манеру пения, при к-рой широко применяется глиссандирование (скольжение от звука к звуку). Для араб. музыки характерна цветистая мелизматика, придающая музыке оригинальный колорит. Классич. араб. музыка преим. вокальная. Наиболее распространённый жанр - вокально-инструментальный ансамбль, в к-ром ведущая роль принадлежит певцу. Крупнейшие певцы периода Омейядов - Ибн Мусаджих, Муслим ибн Мухриз, славились также певица Джамиле и её ученики. В период династии Аббасидов выделяются музыканты Ибрахим аль-Маусили (742 - 804) и его сын Исхак аль-Маусили (767 - 850)- основатель багдадской школы, а также Мансур Зальзаль. Высокого уровня достигла араб. муз. наука. Среди выдающихся муз. теоретиков ср. веков: аль-Кинди, разработавший и применивший к араб. музыке метафизич. доктрину "гармонии Вселенной" неоплатоников; аль-Исфахани (897 - 967), автор "Большой книги песен"; Сафи-ад-дин Урмави (около 1230 - 1294), написавший трактат об акустике и гармонич. связях "Эш-Шарафийя" - выдающийся труд ср.-век. вост. науки о музыке. Важнейшие сведения о музыке Востока содержатся в трудах аль-Фараби - автора " Большого трактата о музыке", Ибн Сины и др. В ср. века араб. музыка оказала воздействие на муз. иск-во Испании, Португалии, на формирование нек-рых европ. муз. инструментов.

Лит.: Бартольд В. В., Соч., т. 6, М., 1966; Крачковский И. Ю., Избр. соч., т. 1-6, М.-Л., 1955-60; Беляев Е. А., Арабы, ислам и арабский халифат в раннее средневековье, 2 изд., М., 1966; Леви-Провансаль Э., Арабская культура в Испании, пер. с франц., М., 1967; Me ц А., Мусульманский Ренессанс, пер. с нем., М., 1966; Kremer A., Culturge-schichte des Orients unter den Chalifen.Bd 1 - 2W., 1875 - 77; Sаrtоn G., Introduction to the history of science, v. 1 - 3, Balt., 1927 - 48; Gibb H. A. R., Studies on the civilization of Islam, Boston, 1962; Grunebaum G. von, Medieval Islam. A study in cultural orientation, 2 ed., Chi., 1961; The legacy of Islam, ed. by T. Arnold and A. Guillaume, Oxf., 1931; Sauvaget J., Introduction a I'histoire de l'Orient Musulman. Elements de bibliographie, P., 1961; Grohmann A., Arabien, Munch., 1963; Юшкевич А. П., История математики в средние века, М., 1961; Kennedy Б. S., A survey of Islamic astronomical tables, Phil., 1956.

Избр. произв. мыслителей стран Ближнего и Среднего Востока 9 -14 вв., М., 1961; История философии, т. 1, М., 1957, с. 222-36; Григорян С. Н., Средневековая философия народов Ближнего и Среднего Востока, М., 1966; Штёкль А., История средневековой философии, [пер. с нем.], М., 1912; Лей Г., Очерк истории средневекового материализма, [пер. с нем.], М., 1962; аль-Фахури X., ад-Дарр аль-халил, Тарих аль-фальсафа аль-арабийя (История арабской философии), т. 1 - 2, Бейрут, 1957 - 58; Мехрин-Мехрдад, Фалсафэ-йе-шарг (Философия Востока), Тегеран, [1959]; Радев Р., Из историята на арабската философия, София, 1966; Мrоzеk A., Srеdniowieczna filozofia arabska, Warsz.. 1967; Ueberweg F., Grundriss der Geschichte der Philosophie, 12 Aufl., Tl 1 - 3, 5, В., 1924-28; Воеr Т. J. d e, The history of philosophy in Islam, L., 1933; Munk S., Melanges de philosophic juive et arabe, nouv. ed., P., 1955; Gruz Hernandez M., Filosofia hispano-musulmana, v. 1 - 2, Madrid, 1957. Гибб X. А. Р., Мусульманская историография (пер. с англ. П. А. Грязневича), в его кн.: Арабская литература, М.,1960, с. 117-55; Historians of the Middle East, ed. by B. Lewis and P. M. Holt, L., 1962; Rosenthal

F., A history of Muslim historiography, 2 ed., Leiden, 1968.

Pозен В. Р., Отрывки из очерка истории арабской литературы, в сб.: Памяти академика В. Р. Розена, М.- Л., 1947; Крымский

А. Е., История арабов и арабской литературы светской и духовной, ч. 1 - 3, М., 1911 - 13; фильштинский И. М., Арабская классическая литература, М., 1965; Гибб X. А. Р., Арабская литература, [пер. с англ.], М., 1960; аль-Фахури X., История арабской литературы, [пер. с араб.], т. 1-2, М., 1959-61; Вrосkеlmann С., Geschichte der arabischen Literatur, 2 Aufl., Bd 1 - 2, Leiden, 1943 - 49; Suppl.-Bd 1 - 3, Leiden, 1937 - 42; Graf G., Geschichte der christlichen arabischen Literatur, Bd 1 - 5, Citta del Vaticano, 1944 - 53; Gonza1ez Palencia A., Historia de la literatura arabigo-espanola, Barcelona, 1928; В1асhereR. Histoire de la litterature arabe des origines a la fin du XVe siecle..., [t. 1-3], P., 1952 - 66; Sezgin F., Geschichte des arabischen Schrifttums, Bd 1, Leiden, 1967.

Веймарн Б., Каптерева Т., Подольский А., Искусство арабских народов, М., 1960; Всеобщая история искусств, т. 2, кн. 2, М., 1961, с. 9-53; Кубе А. П., Испано-мавританская керамика, М.- Л., 1940; Большаков О., Ислам запрещает..., "Наука и религия", 1967, №№5,7; Маrcais G., .[.'architecture musulmane d'Occident, P., 1954; Сreswe11 K. A. C., Early Muslim architecture, pt 1 - 2, Oxf., 1932-40; его же. The Muslim architecture of Egypt, v. 1 - 2, Oxf., 1952 - 60; Lane A., Early Islamic pottery. Mesopotamia, Egypt and Persia, L., 1958; Dimand M. S., A handbook of Mohammadan art, 3 ed., N. Y., 1958; Ettinghausen R., Arabische Malerei, Gen., 1962; Hoag J. D., L'architettura araba, Mil., 1965; Islamic art in Egypt. 969 - 1517, Cairo, 1969.

Кузнецов К. А., Арабская музыка, в сб.: Очерки по истории и теории музыки, [сб.] 2, Л., 1940, с. 265-80; Fаrmеr Н. G., A history of Arabian music to the XVIIIth century..., L., 1929, 2 ed., L., 1967; Er1anger R. d',

La musique arabe, v. 1 - 6, P., 1930 - 59; Кutahia1ian I. O., Ecriture musicale arabe moderne, Marsiglia, 1957. П. А. Грязневич (вводный раздел, историческая наука, география), М. М. Рожанская (естественные и точные науки), А. В. Сагадеев (философия), А. Б. Халидов (литература), Б. В. Веймарн (архитектура и изобразительное искусство). Илл. см. на вклейке, табл. XIV.



 
Большая советская энциклопедия
  [ АННОТАЦИЯ]   [а-абон]   [аборд-авар]   [авач-австрич]   [австрия - автомот]   [автомут-аграм]   [агран-аджз]   [аджи-азер]   [азеф-айя]   [ака-акоп]   [акост-акур]   [акус-алейж]   [алейк-ален]   [алеп-алле]   [алли-альбен]   [альбер-альп]   [альт-амап]   [амар-амим]   [амин-амуд]   [амул-анан]   [анап-андез]   [андер-анип]   [анис-антен]   [антер-антон]   [антоф-апел]   [апен-апшер]   ар-аргум   [аргун-аркт]   [арл-арсен]   [арсин-арха]   [архе-аса]   [асб-ассиз]   [ассим-астроп]   [астрос-атол]   [атом-афил]   [афин-ацет]   [ацид-аяч]